Регистрация
 

Исследователи земли Ишимбайской//сост. Г. Вахитова. - Ишимбай: МБУК ИЦБС ИКБ, 2011.- 40 с. Назад

 

 

К читателю

 

        Город Ишимбай называют Вторым Баку. Многие его жители, как старшее, так и молодое поколение, хорошо знают предысторию чудесного превращения отсталой деревушки в центр нефтедобывающей промышленности республики. Это произошло не по мановению волшебной палочки.

        В том далеком 1932 году 16 мая фонтан вырвавшийся из скважины №702 ознаменовал начало новой эпохи в развитии республики – эпохи построения индустриально развитой  республики. Нефть становится визитной карточкой республики и ценнейшим средством повышения её благосостояния. С этого момента начинается бурное развитие буквально всех отраслей промышленности республики, так как все они, так или иначе, связаны с нефтедобычей и нефтепереработкой.

        История открытия Ишимбайской нефти насчитывает более двух столетий. Это  героический труд многих тысяч людей, посвятивших себя делу разведки и добычи «черного золота».  Она связана с именами величайших ученых России, геологов, первопроходцев, нефтепромышленников, горных инженеров,  буровиков, целой плеяды величайших людей, навечно вошедших не только в историю республики, но и всей нефтяной отрасли России. Благодаря их одаренности, настойчивости есть на земле такой город Ишимбай.

        В истории ишимбайской нефти было немало суровых страниц. Аресты нефтяников и геологов работниками НКВД начались еще в 1935 году. К 1937-му многие были уже осуждены, в их числе первый директор нефтепромысла Ишимбая Р. З. Бучацкий, который был приговорен к расстрелу с конфискацией имущества. «Врагами народа» были признаны также 274 человека, из них 82 областных и районных партработника.

   

    Всем известно, что каждый третий танк, принимавший участие в боевых операциях во время Великой Отечественной войны, заправлялся горючим из Башкирии (в основном это были бензин и керосин, полученные из ишимбайской нефти).         Вот цифры, которые ярко показывают уровень добычи нефти по Башкирии в 1941 году. Объединение "Башнефть" добывало 1 миллион 316 тысяч тонн нефти, в том числе трест "Ишимбайнефть" 1 миллион 246 тысяч тонн.

        Указатель «Исследователи земли Ишимбайской»  посвящается всем тем, кто способствовал открытию нефтяного месторождения в маленьком башкирском ауле.

            Указатель состоит из разделов:

  • Тайный клад земли Ишимбайской (легенды, поэмы, очерки об открытии «Черного золота» Ишимбайского района).  
  • Так это начиналось... (первые ученые и естествоиспытатели о земле ишимбайской).
  • Имена – легенды нефтяного Ишимбая.

   

 

Тайный клад земли Ишимбайской
(легенды, поэмы, очерки об открытии «Черного золота» Ишимбайского района).

Легенды

        Ишимбаево на карте царской России, потом Советского Союза, всегда было магическим центром притяжения людей науки и промышленности. И связано это было с историей открытия нефти.
        На территории современной Республики Башкортостан признаки нефти были обнаружены еще в XVIII веке. Говорят, что вдохновенные строки о ней – «крови земли нашей», - нашли свое место в поэтических изысканиях легендарного сына башкирского народа Салавата Юлаева, по утверждению историков, владевшего пером не хуже, чем конем или луком.
Уральцам нефть, гудрон, асфальт были известны с незапа­мятных времен. В старинных хрониках сохранились описания, как башкиры разводили костры в ненастную погоду. Они по­ливали их каменным маслом. Да и упоминания о нефтепроявлениях многократно встречаются в тех же хрониках. Правда, чаще всего при описании неприятных житейских ситуаций у переселенцев. Например, приводилось с досадою бросать уже почти законченные колодцы. Нередко получалось: не успева­ли добраться до воды, как поверх нее образовывалась радуж­ная пленка и из сруба начинало разить дурным запахом.
        На Урале исстари знахари собирали лепешки гудрона, использовали его, обкладывая больные места. Хорошо по­могало от ломоты в костях, нутряных хворей. Быстрее за­живлялись раны.

        История поисков башкирской нефти насчитывает более 250 лет. В ней много подлинно героических страниц и легенд.
        Одна из них гласит: жил в старину неукротимый батыр Хайдар. Больше всего на свете любил он ковыльные степи да резвых коней. Любил на полном скаку взлететь на вершину шихана и окинуть глазом родные просторы, подставить разгоряченное лицо свежим ветрам. Хороша, ты, степь! Птицы рассыпают над тобой звонкие трели, от красавицы Агидели доносится девичья песнь да изредка, поднимая облачко пыли, промчится табун лошадей. Вот и все, что нарушает покой природы.
        Нет ничего дороже для башкир, чем земля их предков. Долго стонал башкирский народ под двойным гнетом баев и царя. Много раз поднимал он голову, собирал силы, чтоб разорвать железные путы неравенства. Вот и когда в оренбургских степях Емельян Пугачев кинул клич, немало башкир стало под знамена мужицкого царя. Был среди них храбрейший из храбрых Салават Юлаев. Был с ними и батыр Хайдар.
        Недолго была казацкая воля. Виселицы покрыли Россию погиб Салават Юлаев, только Хайдару удалось бежать – помог резвый конь да темная ночь, да родная земля, что ложилась под ногами ровным ковром. Чтобы избежать злой казни, покинул Хайдар родные места. Далеко забрался, до полноводной реки Ишим. Но тоска по родине взяла свое и вернулся он на берег ласковый и прозрачной Агидели.
        Большая семья была у Хайдара. Только имени своего настоящего он не назвал. Просто говорил про себя Ишим-бабай - человек с реки Ишим. Это уже потом, много лет спустя, стали вместо Ишим-бабая Ишим-бай говорить. А какой он бай, к слову сказать, если один чапан – и тот с плеч просится.
        Сынов своих Хайдар воспитывал справедливыми и смелыми. Подросли они и заботы по хозяйству в свои руки взяли. А старый Хайдар все больше на охоту ходил. Глаз верный, рука крепкая: где лисицу подстрелит, где зайчишку, а то и серого свинцом встретит.
        Не раз дивился Хайдар, глядя на Агидель поверх воды, нет-нет и радуга расцветет. Пошел однажды Хайдар к верховьям и наткнулся на ручеек, в котором уже не радужные разводья, а целые куски черной мази плывут. Подивился Хайдар. Выбил из кремня искры, затеплил на берегу костерок… И тут чудо случилось: отскочила головешка, попала в ручей, и запылала вода. Хайдар прямо онемел от удивления и ужаса. А огонь мало-помалу угас. Смекнул Хайдар: не вода то горит, а черная мазь.
        Никому не сказал старый Хайдар об увиденном. Только когда пришел ему срок с жизнью прощаться, открыл он тайну своим сыновьям, и крепко велел он хранить ее. И дети поклялись ему в этом.
Поколение меняло поколение. Крепко хранил тайну род Ишимбаевых. Только когда всех богатеев прогнал народ, молодой красноармеец из далекой Башкирии поведал старую тайну Ленину. Послал своих верных друзей Ильич, и открыли они богатые кладовые земляного масла.
        Всех баев прогнал народ. И само слово «бай», «байский» каленым железом выжег, а «Ишим-бай» остался, потому что никакой он не бай был Хайдар, а просто человек из Ишима».
Вот такую легенду рассказывают старые люди о человеке, чье имя носит молодой город нефтяников, город, в котором мы живем.
        Конечно, это всего лишь легенда. Но хотя открытие нефтяных месторождений в Башкирии происходило иначе, некоторые детали этой легенды верны: поиски нефти в Урало-Поволжье получили поддержку и одобрение Ленина. Уже после кончины Ленина, в 1929 году, в Башкирию была направлена геологоразведочная партия Государственного исследовательского нефтяного института (ГИНИ) под руководством А. Блохина, благодаря усилиям которого 1 мая 1932 года было открыто первое нефтяное месторождение Башкирии – Ишимбаевское.

 

 

 

Башкирские писатели об открытии нефти в Ишимбаево

        Башкирский писатель, заслуженный деятель культуры БашкирииКулибаев Салях Габитович (псевд. — Салях Кулибай) посвятил открытию «черного золота» на Ишимбайской земле целую поэму. Поэма «Сказка об Ишимбае» (1941) посвящена первооткрывателям башкирской нефти.

 

Сказка об Ишимбае

 

Дед Ишимбай на берегах Идели
Охотился когда-то, говорят.
Однажды дедом заяц бал подстрелен,
Да убежал куда-то, говорят.
Старик, ища подстреленного зайца,
Вдали увидел странный ручеек.
Поближе подошел и диву дался:
Струился масла мутного поток.
В раздумье, над ручьем чудесным стоя,
Следил, как струи жирные текли.
Решил он: « Это масло не простое,
Передо мной – тайный клад земли.
Быть может, я находкою случайной
Обогащу, прославлю отчий край».
С тех пор и дни и ночи той тайной
Томился старый сокол Ишимбай.

Мечты сменялись новыми мечтами,
Неслись, как в синем небе облака.
Но чуял дед, что смерть не за горами,
И вот болезнь свалила старика.
Послал тогда на берега Идели
Он сыновей на поиски ручья.
Дни пролетели, пронеслись недели,-
Печальные вернулись сыновья:
-Пропал ручей! – Старик взглянул сурово
И сыновьям велел идти назад,
Искать, искать на том же месте снова,
Икать, покамест не отыщут клад.
И сыновья весь берег перерыли,
Разворотили камни и песок,
Раз пять иль шесть на поиски ходили.
Все зря: ручей таинственно иссох.
А время шло. Смерть к старику подкралась.
Собрал он сыновей вокруг себя
И так сказал, преодолев усталость:
-Даю завет вам, дети, вас любя.
Я дивный клад нашел на самом деле,
Не сказка это, дети, это быль.
Лежит мой клад на берегу Идели.
На  той долине, где растет ковыль.
Снимите вы с души моей тревогу.-
Искать тот клад клянитесь, дети, мне.
Отыщите – богатства будут много,
Прославитесь в родной своей стране.
Над вами солнце ярче засияет,
Пышнее станут травы на лугах.
Потомки ваши горя не узнают,
Богатства горы будут во дворах.
Клянитесь клад искать, не зная лени,
Пусть в поисках поможет вам сосед.
А не отыщет ваше поколенье,
Пусть ищут внуки…-
С тем и умер дед.

Десятки, иступив лопат железных,
Годами рыли землю сыновья,
Но все труды их были бесполезны,-
Пропал и след чудесного ручья.
Но не пропало слово Ишимбая,
Легендой  кочевало по степям;
Отцы, в нужде жестокой прозябая,
О кладе говорили сыновьям.
Пошла молва из уста по свету
О людях, что ручей искали зря.
Через леса и реки сказка эта
В столицу докатилась до царя.
Царь приказал сенатору сурово:
-Нам надо разузнать про этот клад,
Пополнить им казну мою цареву…
Вели писать чиновнику доклад!-
Чиновник исписал бумаги  дести.
Доклад ученым передал мужам,
Потом собрал он всех ученых вместе
И так сказал сановным мудрецам:
-Есть на земле какой-то клад богатый,
О нем молва несется за моря.
Вам отыскать его велел сенатор
По повеленью самого царя…

В те дни служила пастбищем долина,
Где подстрелил когда-то зайца дед.
Ручей струился в песнях и былинах,
Но самого ручья пропал и след.
Долина та от края и до края
Была изрыта множества лопат.

И вот однажды к внукам Ишимбая
Ученые пришли узнать про клад.
Ответили им внуки: - Это сказка,
Прекрасная, как солнечный рассвет.
Быть может, наши поиски напрасны,-
Мы выполняем дедовский завет.

Один ученый, хоть не без опаски,
Решил пойти за «призрачной мечтой»,
Другой сказал: - К чему мне эти сказки?-
Махнул рукой и укатил домой.
Ученый первый с помощью народа
Долину всю опять перекопал.
Но были все старания бесплодны.
Казалось, дедов клад навек пропал…
И все же в путь обратный собирались,
Ученый произнес народу речь:
-Здесь клад лежит, за это я ручаюсь.
Но бедняки, его вам не извлечь.
Об этом кладе я не позабуду,
Вернусь в столицу, доложу царю,
И, если  царь велит вам выдать ссуду.
Добьемся толку. Так я говорю, -
Чиновнику сказал свое он мненье,
Сенатор передал царю доклад,
Но царь изрек: - Не стоит тратить денег,
Ведь может клад не оправдать затрат.

Прошли года. Погасли все надежды,
Давно ушел ученый в мир иной…
Потомки Ишимбая, как и прежде,
Искали клад по всей земле родной.
Завет чудесный деда Ишимбая
Запомнил, как легенду, весь Урал.
Иной, и языка башкир не зная,
О дивном кладе все на память знал.
Друг другу эту сказку повторяли
Народы на различных языках.

И в наши дни узнал товарищ Сталин
О потерявших клад богатырях,
И молвил он:- есть в этой сказке правда!
В нее вложил мечту свою народ.
И, может быть, сегодня или завтра,
Мечта народа даст чудесный плод,-
Нашел на карте место он сначала,
Где жили Ишимбая сыновья,
Отметил: южный склон горы Урала,
Река Идель, колхозная семья.
Потом позвал потомков Ишимбая.
Колхозные орлы-богатыри
В путь собрались. Минуты не теряя,
Надев  одежды лучшие свои.
В Москву примчались Ишимбая внуки,
В Кремле товарищ Сталин встретил их,
Как старый друг, пожал им крепко руки,
Приветствовал джигитов, как родных.
Взглянув, он, словно солнцем озаряя,
И улыбнулся: Знаю сколько бед
Терпели в прошлом дети Ишимбая,
Я знаю деда вашего завет.
Его слова прекрасной сказкой стали.

Но эту сказку в быль мы воплотим.
Найдем ручей чудесный на Урале,
Добру в земле погибнуть не дадим!
И, как один, ответили джигиты:
-Погибнуть не дадим добру в земле!
Все будет из глубин земных добыто,-
Клянемся в этом Сталину в Кремле!

Сдержали клятву,-
мощною машиной
Всю землю, пробурив чуть не насквозь,
Нефть отыскали. Не узнать долину,
Где раньше пенье грустное лилось.
Здесь нефти больше, чем воды в Идели,
Идут сюда за нею поезда.
Богатым кладом люди овладели,
Текут в довольстве. В счастье их года.
Большой красивый город здесь построен,
Преобразился весь родимый край,
И городу строители-герои
В честь деда дали имя – Ишимбай.
(1941г.)

 

 

 

Памятному событию, первому нефтяному фонтану, посвятил свои стихи народный поэт Башкирии Сайфи Кудаш.

 

Первый фонтан

В земле Башкирии открыл народ
Богатый клад трудом своим упорным,
Нефть в Ишимбае в небо с шумом бьет
Фонтаном искристым и черным.

Пусть хлынет нефть, родимая земля,
Густою кровью по железным жилам,
Чтоб на твои, Башкирия, поля
Стальная конница спешила.

 

 

Али Карнай

  В 1928 году в газете «Молодой пролетарий» стал работать корреспондентом

молодой журналист Али Карнай(Имамгали Мухаметдинович Зулькарнаев).

Когда Башкирия заявила на всю страну об открытии богатейших месторождений нефти.

Али Карнай, направился в район освоения нефтяных богатств и стал редактором газеты «Вышка Башкортостана». Так появилась книга Али Карная «Ишимбай». Автор, сохраняя одновременно и документальную точность изображения борьбы за нефть, показывает конкретных участников этой борьбы. В 1935 году – вышла в свет книга очерков «Фонтан».

Фонтан" (1935 г ), 

 

 

 

Так это начиналось...

      
Первые ученые и естествоиспытатели о земле ишимбайской

        Первым естествоиспытателем, который описал места на Урале, где встречаются нефтепроявления, был Петр Иванович Рычков — первый член-корреспондент Российской Академии наук — в 30-е годы XVIII века.

 

 

 

 

Петр Иванович Рычков

        Родился в Вологде 15 октября 1712 г. Петр был единственной радостью и надеждой родителей, остальные дети умерли в младенчестве. Семья переезжает в Москву. Он получил обычное в то время домашнее образование: прекрасно знал арифметику, коммерцию и бухгалтерию, владел голландским и немецким языками.
        В восемнадцать лет Петр Иванович был принят управляющим ямбургскими стекольными заводами, а в 1734 году Рычкову, которому было в то время всего 22 года, предложили принять участие в Оренбургской военно-научной экспедиции, организованной для изучения и освоения башкирского края. И с тех пор жизнь его была непрерывно связана с Башкирией — он подолгу живет в Уфе, присутствует при строительстве Оренбурга. С самых первых дней молодой ученый ведет записи своих наблюдений за природой, жизнью населения. Ныне ни один автор, пишущий об истории, культуре Башкортостана, занимающийся краеведением, не минует ссылки на труды П. И. Рычкова.
        В 1762 г. выходит в свет его «Топография Оренбургская» — полное описание обширного края, первое региональное географическое издание, которое в то время дважды переиздается на немецком языке в Берлине и Риге. За этот труд П.И. Рычкова избирают первым в России членом-корреспондентом Академии наук. Он первым из ученых посетил и сделал описание Каповой пещеры.
         В 1770-1772 гг. П.И. Рычков руководит Соль-Елецкими соляными рудниками. Он улучшает условия и организацию труда горняков, устанавливает насосные машины для откачки рассола, придумывает приспособление для подъема соляных глыб, что увеличило производительность промысла в семь раз. 
        Рычков первым обращает внимание правительства на залежи нефти на Бугульчинско-Белебеевской возвышенности, предлагает в степных районах сажать лесополосы. рассказывает о железной руде горы Магнитной и о медных рудах Башкирии, а в Спасском проводит опыты с выплавкой меди.
        Имея богатейшее научное наследие, ученый оставил после себя и большое потомство: 11 детей от первого брака и 12 от второго. Многие из его детей стали выдающимися людьми, а сын Николай продолжил дело отца — стал известным географом. 
        В 1777 г. П.И. Рычков назначен начальником Екатеринбургского заводского правления, в том же году он скончался, и его тело было перевезено и захоронено в церкви с. Спасское.
        Ныне возле Спасской школы установлен бюст ученого, на самом здании памятная доска, а на здании клуба — знак «250-летие основания села П.И. Рычковым». 
        В своей фундаментальной работе «Топография Оренбургская» он перечисляет ряд мест, где будущие исследователи обнаружат богатейшие месторождения. Вот выдержка из его труда: «…На заяицкой же степи, от Оренбурга в полуденную сторону верховой езды дней двенадцать, в вершинах реки Сагыз (коя впадает в реку Эмбу), на степи, в полуверсте от той речки, сказывают, есть нефтяное место, кое по тамошнему Смоляным называют, в длину сажен на полтораста, а в ширину до ста сажен. Сия материя завсегда поднимается, опускается и расплывается, так как бы кипела, но не горяча, и ежели верблюд или лошадь зайдет в сию место, то так увязнет, что и вытащить невозможно. Такой тяжелый тут дух, что никакая птица сего места перелететь не может…» А ведь это прямое указание на перспективы найти большую нефть на южном фланге Урало-Волжской нефтяной провинции.
        Много еще подобных мест указал П. И. Рычков. Среди них упоминалась и река Сок, как и нефтяные ключи по речке Нармаде.

        О наличии нефти на территории республики сообщали башкирские старшины Н. Уразметов в 1753 г., Якшимбетов в 1756 г., У. Мангнибаев и Я. Урасов в 1763 г., уфимский купец Санеев в 1760 году и другие.

        В 1753 году башкирский старшина Н. Уразметов первым предпринял попытку добычи и переработки нефти из четырех известных на его землях нефтепроявлений (эту идею ему подал знатный башкирский рудопромышленник И. Тасимов). Он на своих землях обнаружил 4 источника поверхностых нефтепроявлений. Поэтому Н. Уразметова с полным правом можно назвать первым башкирским нефтепромышленником. Обратившись к российской императрице Екатерине Петровне, на реке Сок было затеяно первое, вероятно, в российской истории нефтеперерабатывающее предприя­тие.
Он зате­ял на свой страх и риск обследование выходов нефти на Уфимском уезде. Причем целью его было приискать надеж­ное место для заведения предприятия по добыче и расфасов­ке целебного «горного масла.  Строил завод усерд­но несколько лет. Только смерть оборвала исполнение меч­ты этого пионера российской нефтепромышленности на уральской земле.
        Архивные документы того времени доносят до нас лаконизм принятых решений: «Определение Берг-коллегии о разрешении башкирам Казанской дороги Надыровой волости старшине Надыру Уразметову с сыном построить нефтяной завод» от 16 июля 1754 года и «Доношение Оренбургского горного начальства в Берг-коллегию об обследовании строящегося завода башкира Надыра Уразметова с сыном» от 19 декабря 1756 года.
        На сохранившейся до наших дней, по сути, самой древней карте будущего Волго-Уральского нефтеносного района нанесены пункты нефтедобычи и место строительства завода Уразметовых. К сожалению, сам старшина успел при жизни построить лишь складской амбар для нефти: вскоре он тяжело заболел и скончался. Умерло и его дело.
        Труды Рычкова и Уразметова не остались незамеченными. Наверняка, памятуя о них, академик Иван Лепехин, объезжая в научной командировке уральские земли, в 1770 году сделал пометочку в своих записках «о небольшом ключике горной нефти, которую испускала из себя жила каменного угля», и о густом асфальте в самом яру (реки) Белой близ деревни Копсякуловой и Яр-Биш-Кодака. Лепехин писал о тех самых местностях, где через сто шестьдесят лет взовьются первые мощные южноуральские нефтяные фонтаны. Почему пришлось ждать столь долго? Ведь уже в 1859 году в Пенсильвании из скважин выбросило струи нефти, и сразу же мир обуяла «нефтяная лихорадка»! Тому есть несколько причин. Одна — в борьбе в России двух научных школ нефтяников.

        В целях выполнения разработанной великим сыном России М.В. Ломоносовым программы изучения Русского государства в 1770 году была организована экспедиция Академии наук, возглавленная знаменитым путешественником академиком Лепехиным Иваном Ивановичем (10.09. 1740 - 06.04. 1802).
Экспедиция квартировала в д. Кусяпкулово, ныне входящей в состав г. Ишимбай. 

        Результатом экспедиции Лепехина, побывавший в районе нынешнего Ишимбая, явился большой труд «Дневниковые записки путешествия доктора Академии наук адъютанта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства».
        В одном из фрагментов он упоминает о том, что летом 1770 года поднимаясь вверх по реке Белой, со своими людьми остановился у устья реки Тайрук. Именно здесь в пяти верстах от маленькой тогда деревеньки Кусяпкулово он обнаружил естественный «ключик» нефти. А невдалеке – и выход густого асфальта «Любопытство наше на этом месте усугубил небольшой ключик, на котором мы, раскапывая землю, напали на родник, состоящий из горной нефти. Оный раскопав глубиной около аршина, добрались до самого ее источника. Оную нефть испущала из себя жила толщиной с небольшим в четверть. По одной появившейся жилке дошли мы до разных, из которых иныя слишком на аршин толщиною были. Далее раскапывать оно место сил наших не доставало, а при том и время не терпело, чтобы тут жить долго. В пяти верстах от помянутого места против башкирской деревни Биш Кадак в самом яру реки Белой, оказался густой асфальт, истекающий в реку Белую. Из чего без сумления заключать можно, что труд и иждивение не потеряются, есть ли сие места надлежащим образом разработать приказано будет».
        Так, поднимаясь из Тобынска по реке Белой, Лепехин остановился у речки Тайрук. Внимание ученого привлек обрыв на берегу Белой в пяти верстах от деревни Кусяпкулово, который башкиры называли Кизлы Яр (Красный Яр). В составе земли  обнаружили горную нефть. Рекомендация молодого ученого о необходимости тщательной разработки месторождений осталась тогда без внимания. До середины XIX века в Ишимбайском районе никаких разведочных работ не производилось.
        Через 173 года здесь было открыто знаменитое Кинзебулатовское месторождение нефти.
        XVIII и первой половине XIX века какие-либо исследования нефтеносности территории Башкирии не проводились. Только в 60-е годы XIX в. проблемами нефтеносности Урало-Поволжья начали заниматься геологи Г. Романовский, П.  Еремеев и Г. Гельмерсон. Именно Романовский еще в 1868 г. научно объяснил появление поверхностных нефтепроявлений, их генетическую связь с более глубокими залежами нефти. Его прогнозы о возможности открыть в Урало-Поволжье богатые залежи угленосной и девонской нефти были блестяще подтверждены разведкой спустя 60–75 лет.
Указанные районы - в связи с быстрым развитием нефтяной промышленности на юге России (в Баку и Грозном) и в США - вновь стали привлекать к себе внимание исследователей лишь во второй половине XIX века.
В этот период попытки открыть месторождения нефти делаются частными предпринимателями (Некеров, Попов, Резанов и Дубинин).
        Буровые работы в Башкирии около д. Ишимбаево производились горным инженером Васильевым в 1864 г. в районе деревень Яр-Бишкадак и Урман-Бишкадак (это в нескольких километрах от нынешнего Ишимбая), целью которых было научное подтверждение гипотезы о возможном месторождении нефти. В 1864-1967 гг. в окрестностях деревни Ярбишкадак и Урманбишкадак им было проведено исследование за счет казны на каменный уголь, в ходе которого были обнаружены мелкие признаки нефтепроявлений. Построены штольни длиной 106 м, три шахты глубиной 10-45 м, скважина глубиной 32 м. Обнаружены лишь прожилки асфальта.
        В 80-е годы XIX в. предприниматели Никеров и Попов пробурили несколько неглубоких скважин на нефть около деревни Нижне-Буранчино, недалеко от Ишимбаево. В 90-е годы XIX в. в этом районе также велась разведка на нефть.
В 1880—1881 гг. геолог Горного ведомства В.И. Меллер провёл первое геологическое исследование будущего Ишимбайского района. Был дан отрицательный вывод перспективы нефтеносности.
        В 1890-1897гг попытки разведок «черного золота» предпринял Дубинин А.Ф. Стерлитамакский городской голова в компании с  уфимским предпринимателем Резяповым, а затем с инженером Евреиновым. Были пробурены пять скважин глубиной от 10 до 91 метра, в том числе и самая глубокая близ деревни Нижнее-Буранчино нынешнего Ишимбайского района. Они дали отрицательные  результаты. Дубинин полагал. Что промышленная нефть здесь есть, и ходатайствовал об организации разведочных работ за счет казны. Он написал докладную записку, где изложил результаты своих поисков за 1900 год министру земледелия и Геологическому Комитету в Петербурге.   Он описывал пять пробитых скважин. В том числе и  участка кусяпкуловских башкир. По настоянию Дубинина в 1901 году в Стерлитамакский район был командирован старший геолог Геологического Комитета действительный статский  советник Краснопольский. Им были осмотрены все работы Дубинина и дано заключение, что «ходатайство» Дубинина об организации за счет Правительства разведочных работ  удовлетворены быть не могут. Ходатайство Дубинина о необходимости глубокого бурения было отклонено из-за бесперспективности данной области.
        В конце прошлого века увлекается поиском нефти городской голова Мензелинска А. Ф. Дубинин. На паях с купцом Резаковым в тех же местах он бурит пять скважин. Недостаток средств снова не позволил забраться поглубже в землю — только до 64 метров. Но и там обнаружили обнадеживающие признаки нефти.
        Но добраться до сколько-нибудь заметных притоков нефти им также не удалось. Дубинин обращается за помощью в Горный комитет. Он берет на себя смелость утверждать: пропитанные нефтью песчаники, в которые вгрызлись буры его скважин, — только буйки, вестники богатейших залежей нефти, затаившихся здесь на больших глубинах. Убежденный сторонник неорганической теории происхождения нефти, ссылаясь на доводы ее апологетов, Дубинин верит, что область распространенности глубинных нефтяных залежей простирается здесь на сотни и сотни километров. Он заявляет, что выходы нефти по рекам Сок и Белой — проявления этой огромной нефтеносной провинции, главные запасы которой сконцентрированы на Урале. Увы, Петербург не разделяет его прозорливой гипотезы! «Затраты на разведки нефтяных месторождений, известных по реке Белой и в бассейне рек Сок и Шемша, могут быть оправданы лишь тем, что, будучи ведены с достаточной научной подготовкой, они могут дать ответ и на другой, практически важный вопрос, а именно, на распространение и возможность эксплуатации в новых районах гудронных песчаников…»

        Знаменательным в истории башкирской и, в частности, ишимбайской нефти можно считать 1900г.  30 июля 1900 г. в газете «Неделя», издававшейся в Петербурге, появилась корреспонденция о признаках нефти в районе башкирских деревень Нижне-Буранчино и Кусяпкулово. В 1901 году по поручению Геологического комитета России геолог Л. Краснопольский осмотрел район д. Ишимбаево, материалы по пробуренным там скважинам. Его заключение категорично: «Ходатайство господ Дубинина и Резяпова об организации за счет правительства разведочных на нефть работ близ Н.-Буранчиной удовлетворению подлежать не может…» А чтобы окончательно добить нахальных дилетантов, бросает в дело главный козырь: «…потому что около деревень Урман-Кодак и Яр-Биш-Кодак, находящихся от Н.-Буранчиной в 10 и 7 верстах, были уже произведены от правительства разведки на каменный уголь в 1864 году горным инженером Васильевым и не дали положительных указаний на счет признаков нефти, о которых писал еще Лепёхин…» Таким образом, дал отрицательное заключение. Геологический комитет данное заключение утвердил, и поэтому еще долгие годы Башкирия считалась бесперспективной в части поисков нефти.
        Однако вопреки всем этим негативным моментам, башкирские исследования на нефть не прекратились. В 1905 г. геолог Кандыкин Федор Иванович по поручению главного начальника уральских заводов обследовал естественные выходы нефти в Ишимбайском районе.
        Пробурил скважину глубиной 9,5 м на Ишимбайском острове р. Белой,  он стал первым, кто реально доказал перспективность нефтеносности этого района, обнаружив «нефтяные глины». Он предлагал «неглубокими скважинами наметить площади распределения наиболее богатых нефтью пород и потом уже глубоким бурением исследовать нижележащие горизонты».  Он был первым геологом, давшим положительную оценку нефтеносности Ишимбаевского района. Его рекомендации были в полней мере использованы в 30-е годы XX в. А. Блохиным.
Кандыкин привел убедительные доводы, свидетельствующие о наличие нефти в регионе. Он даже дал географическую характеристику местности, где были обнаружены признаки наличия «черного золота», что в дальнейшем безошибочно подтвердилось.
        «…между Нижне-Буранчинским селением и Ишимбаевским островом, по правому берегу Белой на всю длину надельных земель башкир-вотчинников… замечается нефтяной запах в породах над горизонтом реки Белой… то же — на землях Копсякуловских башкир… По левому берегу смолистые прослойки попадаются и ниже острова, так что вся длина реки, где в породах слышен запах нефти и есть скопление смолы в песках, будет не меньше 5 верст. Около Ярмыс-Куля по его левую сторону на 163 сажени вверх по протоку Белой наблюдается истечение нефти из круто поставленных пористых пермских слоев. Около Ишимбаевского острова было известно местным жителям, что по средине Белой можно достать в незаиленном месте насыщенную нефтью серовато-синюю глину. Щупом мы добыли такую породу, причем замечалось большое выделение пузырей, что всплывали и разливались по воде радужными пленками до 2,5 аршин. Поднятие пузырей нефти наблюдалось и во многих других местах между Ярмыс-Кулем и Ишимбаевским островом…
        В отчете угадывается вопрос коллегам из Геологического комитета: Как же это вы, господа, за столько лет не пожелали как следует разобраться в сути вопроса? Ведь такое обилие фактов не может быть случайным. Но Кандыкин молод был еще тогда. Не по плечу ему было тягаться с генералами от геологии. Тем не менее, он готовился к бою.
В 1911—1914 частный предприниматель А. И. Срослов пробурил скважины глубиной от 20 до 90 м, шахта глубиной 20 м, обнаружен асфальт и густая нефть.
        Подходящий для этого момент наступил, когда Срослов и поддержавший его по поручению Уфимского земства окружной инженер Н. С. Ставровский обратились к правительству с ходатайством продолжить разведку за счет казны. Кандыкин решительно поддерживает их.
        «За истекшие пятьдесят лет вопрос о нефтеносности Урало-Волжского бассейна не продвинулся ни в ту ни в другую сторону. Как были признаки нефти, так они и остались. Теперь вопрос стоит здесь более или менее определенно… Чтобы определить практическое значение этих залежей, надо делать разведку… По обилию признаков нефтеносности Стерлитамакское месторождение выделяется из всех известных нам в этой области и поэтому начинание г. Срослова нельзя не приветствовать и если он ходатайствует об организации казенных разведок, ему следует помочь…
        По имеющемуся кредиту геолога при Уральском горном управлении можно пройти две скважины. Если этой разведкой будет установлено, что кроме двух известных гудронных залежей на этой глубине окажутся и другие или будет заметно обильное выделение газов, то тогда следует поставить тут глубокое бурение…» Кандыкин подписал эти строки в 1913 году.
        Ответ из столицы ждать пришлось недолго. Геологический комитет не порекомендовал горному ведомству проведение разведок на Урале за счет казны. Снова провал. Но его представление в горный департамент о выделении средств для глубокой разведки Ишимбайского месторождения было отклонено.

        Улица Радищева в Екатеринбурге. На фасаде мемориальная доска: «С 1912 по 1942 год в этом доме жил Кандыкин Федор Иванович, горный инженер-геолог, предсказавший в 1905 г. нефть в Башкирии».

        В 1911 году один из рисковых предпринимателей — подполковник А. И. Сраслов — сделал последнюю перед революцией попытку добраться до глубинных нефтяных залежей Урала. Он пошел по проторенному пути — арендовал на двенадцать лет у башкирской общины участок земли от Ишимбаевой до Копсякуловой, пробурил 5 скважин  и заложил там шахту. Шахта наткнулась под наносами речными на трехметровую толщу гудрона, а на глубине десяти метров — еще метр гудрона с пропластками засохших сгустков нефти в полтора сантиметра… Он ходатайствовал о продолжении разведочных работ, но Геологический комитет отклонил ходатайство. В 1912 году его поддержал уфимский губернатор А. А. Краснопольский, но и его просьба о продолжении изысканий не была услышана.
        Свой интерес к Волго-Уральскому району стали проявлять и иностранные промышленники - американские, английские, немецкие и бельгийские. Но и их попытки не всегда увенчивались успехом. И это понятно: мелкие предприниматели, не владевшие необходимой техникой бурения, выявляли лишь поверхностные признаки нефти. Крупные же - из Баку и Грозного, - опасаясь конкуренции, всячески препятствовали ведению геолого-разведочных работ в глубинных районах России.
        В 1910-1914 годах на некоторые районы Урало-Поволжья обращала внимание даже нефтяная фирма братьев Нобель. Ее представители, объезжая регион, заключали договоры с выплатой изрядной суммы денег сельским общинам в обмен на запрет проведения на их землях каких бы то ни было геологических изысканий. Все объяснялось просто: открытие новых залежей нефти из-за конкуренции было нежелательно. Причем особым вниманием Нобеля пользовался район Туймазы, где позднее открыли богатое месторождение "черного золота"...
        В 1916 г. по заданию геологического комитета геолог А. Н. Замятин прибыл в будущий Ишимбайский район для его обследования. Он дал отрицательное заключение о перспективности поисков нефти.
        К началу XX века существовали две противоположные гипотезы о возможных на юге Башкирии запасов нефти. Бурение разведочных скважин требовало существенных капиталовложений, на что не соглашались ни Геологический комитет, ни Горный департамент. Эта недальновидность задержала открытие нефтяных месторождений Урало-Поволжья на долгие годы. 
После 1917 года ускоренное развитие нефтяной промышленности в уже известных и освоенных районах становится первостепенной задачей ...
        В 1918 году  17 мая учреждается Главный нефтяной комитет- единственный орган, ведущий всеми вопросами, связанными с добычей, переработкой, распределением и потреблением нефти и нефтепродуктов.  В этом же году отменяется декретом частная собственность на землю и недра и создается база для централизации всех геолого-разведочных работ по поискам нефти.
        В конце 1919 года создается Ишимбайская нефтеразведочнавя контора. В 1919 году разведочная партия в районе деревни Ишимбаево обнаруживает нефтепроявления в виду гудрона, асфальта и даже тяжелой жидкой нефти, но этого, однако, вновь (как и в 1905 году) оказалось мало, чтобы "признать" здесь промышленные запасы.
        1920 г. — в районе деревни Ишимбаево две геологические экспедиции, направленные Уфимским Губсовнархозом (от Уфимской губернии) и Горным отделом Башсовнархоза (от Малой Башкирии), в поисках нефти пробурили 28 скважин глубиной от 8,8 м до 57 м.
        1925 г. — летом в связи с затоплением деревни Нижне-Буранчино (Кантон) её жители основали новые деревни Кызыл Батыр, Ирек и Юрматы.
        На состоявшемся в конце 1929 г. в ВСНХ первом Всесоюзном совещании геологов-нефтяников, на котором обсуждался план геолого-поисковых работ на нефть в 1928-1933 гг., большое внимание было уделено развитию этих работ в районах западного склона Урала и в Поволжья. В Перми для разведки и добычи нефти был создан трест Востокнефть. К зиме 1930-1931 гг. этот трест вёл буровые работы в ряде районов Западного Урала, а также в Башкирии и Поволжье.
        В научном обосновании разведок в Урало-Поволжье и практическом их осуществлении выдающуюся роль в этот период сыграл Иван Иванович Губкин.. Именно он убеждал и настаивал на организации в кратчайшие сроки глубокого разведочного бурения.
        Лишь семь лет спустя, - в 1929 году, - в район Ишимбаево по предложению академика И.Губкина, научно обосновавшего возможность нахождения здесь мощных месторождений нефти, направляется еще одна экспедиция. Ее возглавил молодой геолог Алексей Блохин.

Источники:

  • Александров, Д. Здесь все мне на память приводит былое...: К 60-летию ОНГДУ «Ишимбайнефть» / Д. Александрова // Восход.-1992.-14 мая.
  • Живитченко, Э Так начиналась история / Э. Живитченко  //Восход.-1999.-15 апреля.
  • Живитченко, Э. «Черное золото» Ишимбая / Э. Живитченко // Бельские просторы.-2002.-№6.-С.145-154. В 1918 году
     
     
     Нижне-Буранчино (Кантон) её жители основали новые деревни Кызыл Батыр, Ирек и Юрматы.
     
     
     Блохин.

     

    Источники:

    • Александров, Д. Здесь все мне на память приводит былое...: К 60-летию ОНГДУ «
    • Живитченко, Э Так начиналась история / Э. Живитченко 
    • Живитченко, Э. «
    • Кутлугалямов, М. Паллас оказался прав / М. Кутлугалямов // истоки.-2005.-9 февраля.-С.14
    • Марьин, Ю. Когда сказка становится былью : К 50-летию Ишимбая / Ю. Марьин // Восход.-1990.-10 февраля.
    • Шимановский, Ш., Ю. Ягофаров, Э. Живитченко Трудное золото Ишимбая .- 2003.-97с.
    • Мовсумзаде, Э Кровь земли славного Салавата / Мовсумзаде Э., Фукс И., Лапинская Т. // Нефть России.- 1996.-№7.
    • Мовсумзаде, Э.М. Очерки по истории развития нефтяной промышленности Урало- Поволжского региона.- Уфа, 1995.

     

    Имена – легенды  нефтяного Ишимбая

    Губкин Иван Михайлович.

                Геолог-нефтяник, основоположник советской нефтяной геологии. Академик АН СССР (1929). Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, основатель отечественной школы нефтяной геологии. Обосновал возможность открытия нефтяных месторождений. Южного Урала, Поволжья. Он обосновал теорию, по которой и была найдена у нас нефть.

    Геолог-нефтяник, основоположник советской нефтяной геологии. Академик АН СССР (1929). Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, основатель отечественной школы нефтяной геологии. Обосновал возможность открытия нефтяных месторождений. Южного Урала, Поволжья. Он обосновал теорию, по которой и была найдена у нас нефть.

            Родился 21.09.1871-24.04.1939г, с. Поздняково Горьковской области. Учился в сельской приходской школе, Муромском уездном училище. Окончил Киржачскую учительскую семинарию (1890). Работал сельским учителем в Муромском уезде.
            Окончил Петербургский учительский институт (18951898).
            Работал преподавателем городского училища в Петербурге. Окончил Петербургский горный институт (19031910). В 19171918 гг. был в научной командировке в США.
            В 1918 по предложению В. И. Ленина вошёл в состав Главного нефтяного комитета, а с 1919 г. являлся руководителем Главсланца.
            В 19201925 председатель Особой комиссии по изучению Курской магнитной аномалии.
            С 1920 профессор, с 1922 ректор Московской горной академии, с 1930 ректор, заведующий кафедрой геологии и нефтяных месторождений Московского нефтяного института.
    Председатель (19301936) Совета по изучению производительных сил АН СССР.
            Начало поиска относится к первым годам Советской власти. Одной из важнейших задач тогда была борьба с топливным кризисом. Правительство энергично искало пути выхода из чрезвычайного положения. Особое внимание привлекли районы Волги и Урала. Выходы нефти, газа и сланцев на этой огромной территории были известны давно. Однако некоторые геологи отвергали возможность обнаружения здесь месторождений промышленного значения. Вопреки их мнению, И. М. Губкин поставил вопрос о детальном изучении Урало-Поволжья. Правительство оказало ему поддержку и помощь. Было решено организовать в Волжско-Уральском районе разведочное бурение и создать промысловое управление.
    Но разведочное бурение в те годы не удалось довести до конца. Этому мешали тяжелые хозяйственные условия, примитивная техника и неверие значительной части геологов в успех дела.
            В 1929 году Иван Михайлович направил в Башкирию геологическую партию под руководством своего талантливого ученика - горного инженера А. А. Блохина для разведки нефтяных месторождений в районе деревни Ишимбаево. В 1931 году здесь было начато разведочное бурение. И, наконец, годы упорных поисков увенчались успехом.
            С 1931 начальник Государственного геологоразведочного управления ВСНХ. В труде «Учение о нефти» (1932) разработал основы теории происхождения нефти, условия формирования её залежей и др. Обосновал возможность создания «Второго Баку». До него поиск богатств земных недр велся, можно сказать, методом проб и ошибок. Залежи полезных ископаемых предполагались исключительно в горах, почему и геологические работы назывались горными. Именно там рудознатцы и старатели искали медь, железо, золото и уголь. Губкин первым пришел к выводу, что выходы на поверхность земной коры и в ближайшие к ним слои земли ценных пород могут быть и на равнине.
    Именно он и пришел к выводу о нефтеносности Урало-Волжского района и настойчиво предлагал организовать в кратчайшие сроки разведочное бурение.
            Иван Михайлович Губкин еще в самом начале 20-х гг. ХХ в., занимая различные руководящие посты в нефтяной промышленности страны, неоднократно говорил о необходимости вести разведку на нефть в районе Урало-Поволжья.
            «Еще в 1919 году, -  писал он, - после объезда Приволжских  нефтяных районов Сызрани, Сюкеева, Чистополя и других мной был сделан доклад Президиуму ВСНХ о необходимости организации в этих районах разведочного бурения  на нефть…».
            Опираясь на  глубокие научные принципы и достижения геологических разведок в этом регионе (например, исследования девонских отложений Д.В.Наливкиным), Иван  Михайлович доказывал, что наблюдаемые внешние проявления – это не признаки бывших нефтяных месторождений, как считали многие ученые, а свидетельство того, что в данных местах нефть есть, но только искать ее надо в более глубоких отложениях.
            Вплотную этой проблематикой И.М. Губкин начал заниматься в 1923-1928 гг., когда он был заместителем директора Геологического комитета ВСНХ (Геолком) и Директором его Московского отделения. В 1927 г.  И.М. Губкин  организовал Комиссию по поискам уральской нефти. Ему пришлось выдержать довольно серьезное сопротивление многих геологов, в том числе маститых, которые скептически относились к самой идее присутствия промышленной нефти в Урало-Поволжском районе.  
            «В 1927 году, - писал И.М. Губкин, - я был директором Московского отделения Геолкома. В Москве я организовал комиссию по поискам уральской нефти. Все говорило за то, что в отрогах Урала должна быть нефть, и много нефти.   Но стоило мне приступить к изучению этой проблемы, как консервативные ученые начали невыразимую возню. Тогдашний председатель Геологического комитета  злобно шипел: «Нефть на Урале! Это же утопия, Это очередная авантюра Губкина.
            Несмотря на  то, что первое время разведочное бурение не давало практических результатов, Иван Михайлович верил в правоту своих прогнозов.   «Мы имеем дело, возможно, с запасами нефти, значение которых для промышленности трудно даже себе представить, - говорил он в мае 1929 г.,– Несомненно одно: нефть на склонах Уральского хребта налицо, притом, на основании предварительных данных, она имеется в количествах, имеющих промышленное значение». Эта уверенность ученого вскоре нашла практическое подтверждение.  
            Еще в апреле 1929 г. в Чусовских городках, при разведке на калийную соль, скважина № 20 дала фонтан нефти. Прогнозы ученого были подтверждены.  В 1932 г. в Башкирии в зоне деятельности геологических отрядов, посланных И.М. Губкиным, было открыто знаменитое Ишимбайское нефтяное месторождение.
            Таким образом, научное предвидение начала 20-х годов получило свое практическое подтверждение уже в 30-е годы. Именно Урало-Поволжье стало «Вторым Баку». И в этом огромная заслуга академика И.М. Губкина как организатора геологического освоения нефтеносного Урала.
            Летом 1932 г. академик И. М. Губкин посетил Башкирию, детально ознакомился с результатами разведки и перспективами развития дальнейших поисковых и разведочных работ. В речи на заседании Президиума Башкирского центрального исполнительного комитета он сказал: «Если Чусовские Городки заставили развить разведку вдоль Урала, то Ишимбайское месторождение заставит развернуть широкую разведочную работу по всему Приуралью и по всему Поволжью».
            У него был особый дар : видел сквозь землю.
            В мае 1932 года неподалеку от села Ишимбаево разведочная скважина № 702, заложенная по совету академика И. М. Губкина (1871-1939) его учеником А. А. Блохиным, дала нефть. 3 июля забил фонтан на скважине № 703, находившейся в двух с половиной километрах от первой.
            Узнав об ишимбайских фонтанах, Губкин, которому в ту пору шел шестьдесят второй год, с юношеским пылом помчался в Башкирию.
            Он жил в простой крестьянской избе, перевезенной из соседней деревни.
            У одинокой вышки на берегу Белой Губкин попросил открыть задвижку, удерживающую нефть от фонтанирования, и сразу же сильно ударила крепкая струя бурой жидкости...
            - Скважина, - говорил тогда академик, - произвела на меня чрезвычайно благоприятное впечатление. Она свидетельствует о том, что башкирское месторождение содержит, по-видимому, промышленную нефть. Надо только этой нефтью овладеть. И это не мертвая нефть, как говорят некоторые скептики, а живая, клокочущая, и то количество газов, которые из нее выделяются, а также само количество нефти показывают, что источники питания ее перспективны.
            Научные прогнозы Ивана Михайловича получили практическое подтверждение. Открытие ишимбайской нефти явилось закономерным результатом целенаправленной деятельности, громадных усилий советских ученых-геологов, инженеров, рабочих.
            Выступая 22 июля 1932 года на третьей сессии БашЦИКа, академик И. М. Губкин сказал:
                    "Сравнительно недавно об уральской нефти, и о башкирской нефти в частности, делались только предположения, считалось только возможным, что и на Урале, и в пределах Башкирии можно встретить нефть, - теперь эта башкирская нефть стала неоспоримым фактом. А ведь только четыре года тому назад людей, которые призывали разведывать приуральские нефтяные месторождения, называли не только чудаками, называли их и авантюристами..."
            Сказывались укоренившиеся взгляды на то, что нефть никогда не находили там, где нет песка. А порода в Башкирии представляла из себя известняк стометровой толщины.
            Свое выступление в Уфе И. М. Губкин закончил такими словами:
                    - Разведки обогащают нас с каждым годом и не только в области нефтяной промышленности, но и по другим ископаемым. Вы помните легенду, как в Иванов день искали папоротник, который «указывал» на клады, помните, как разрыв-трава тоже «оказывала» помощь в отыскании этих кладов. Нам откроют наши земные богатства не папоротник, не разрыв-трава - наша энергия, наша напористость. Я уверен, что недра Башкирии сослужат величайшую службу в процветании этой республики.
            Память о замечательном ученом Иване Михайловиче Губкине бережно хранят трудящиеся Башкирии. В ноябре 1949 года решением исполкома Черниковского горсовета (теперь это Уфа) имя ученого было дано одной из улиц. В июне 1982 года в городе Октябрьском ему открыт памятник (скульптор Д. В. Юсупов, архитектор Н. Р. Калабушкин), в Ишимбая названаулица.

            Руководство Башкирии 2 марта 1930 г. обращается в Президиум Всероссийского ЦИКа и Совнарком СССР с просьбой разрешить глубокое бурение в Ишимбаево. Правительство страны удовлетворило эту просьбу.
            27 октября 1930 г. в составе треста «Уралнефть» организуется Стерлитамакская разведка, руководителем которой назначается К. Ходырев и Приц К. – бакинские нефтяники.  В том же месяце из Азербайджана прибыло 104 вагона с оборудованием, инструментом и материалами для бурения. Несмотря на тяжелое материальное положение в стране, оперативность организации бурения в Ишимбаево была удивительная. В октябре 1930 г. из Баку и Грозного в Стерлитамак прибыли 725 нефтяников. Так было создано первое нефтяное предприятие республики. Именно тогда было положено начало глубокого бурения в Башкирии.
            Скважину №702 – первооткрывательницу башкирской нефти начали бурить 3 июня 1931 года буровая бригада мастера М. Коровникова. Это была первая промышленная нефть в республике.
            «13 апреля 1932 года первые разведочные скважины вскрыли в недрах Башкирии промышленные запасы нефти», -так писали в те дни  газета «Красная Башкирия».Ишимбай стал мостом, по которому Башкирия вошла в мир индустрии. Губкин писал: «А разве Ишимбайское месторождение одно в БАССР, и на нем конец башкиркой нефтеностности? Ничего подобного... Разговор может идти о сотнях миллионов тонн возможных запасов в Башкирии».
    Так завершился первый и самый трудный этап в истории нефтяной промышленности в республике: нефть найдена!

    Источники:

    • Зайнетдинов, Э. Летопись трудных лет / Э. Зайнетдинов // Истоки.-2011.-25 мая.- С.3.
    • Игнатьев,  В.Л. Ишимбай: век XX / В.Л. Игнатьев.- Уфа, 2005.-528с.
    • Мовсумзаде, Э  «Кровь земли славного Салавата  / Э. Мовсумзаде, И. Фукс, Т. Лапинская // Нефть в России.-1996.-№7.
    • Пастухова, Н. С них начиналась нефтеразведка / Н. Пастухова // Восход.-1997.-16 мая.- С.3.
    • Фахриев, И. Ишимбаем дело только начинается: Выступление Губкина в газете «Башкирская вышка» / И. Фахреев // Восход.-2007.-1 мая.-С.2. В мае 1932 года неподалеку от села Ишимбаево разведочная скважина № 702, заложенная по совету академика И. М. Губкина (1871-1939) его учеником А. А. Блохиным, дала нефть. 3 июля забил фонтан на скважине № 703, находившейся в двух с половиной километрах от первой.

       
       
       
       Научные прогнозы Ивана Михайловича получили практическое подтверждение. Открытие ишимбайской нефти явилось закономерным результатом целенаправленной деятельности, громадных усилий советских ученых-геологов, инженеров, рабочих.
       
       
       
       
       
       

       

       
       К.   
       
       
      Так завершился первый и самый трудный этап в истории нефтяной промышленности в республике: нефть найдена!

      Источники:

      • Зайнетдинов, Э. Летопись трудных лет / Э. Зайнетдинов // Истоки.-2011.-25 мая.- С.3.
      • Игнатьев, 
      • Мовсумзаде, Э 
      • Пастухова, Н. С них начиналась нефтеразведка / Н. Пастухова // Восход.-1997.-16 мая.- С.3.
      • Фахриев, И. Ишимбаем дело только начинается: Выступление Губкина в газете «
      • Шимановский, Ш., Ю. Ягофаров, Э. Живитченко Трудное золото Ишимбая .- 2003.-97с.

       

      Байбаков Николай Константинович

      Неоднократно приезжал в город Ишимбай, будучи заместителем наркома нефтяной промышленности. (06.03.1911-31.03.2007)
              В Ишимбае был несколько раз, когда Ишимбай отмечал такие даты, как юбилей города, открытие первого фонтана на скважине 702. У «вышки-бабушки», памятника Первооткрывателям башкирской нефти, во Дворце культуры нефтяников встречался с ветеранами М. Платоновым, Ш. Шимановским, П. Левашовым, П. Давыдовым, Ф. Ахуновым и другими.

              Доктор технических наук (1966), Герой Социалистического труда (1981), Лауреат Ленинской  премии, Нарком (министр) нефтяной промышленности с 1944 года, с марта 1946 года – нарком нефтяной промышленности южных и западных районов СССР. 
              В 1928 году стал студентом Бакинского политехнического института, самого
      престижного вуза республики.Учился Николай Байбаков увлеченно, стараясь не пропустить ни одной лекции, просиживая над книгами и конспектами дни и ночи.
              Студенческая юность Николая Байбакова совпала с годами первой пятилетки. Тогда в основном завершилось техническое перевооружение нефтяной промышленности — первой из всех отраслей Союза, когда десятки предприятий страны сумели изготовить новейшее по мировым стандартам оборудование для нефтепромыслов.
              Свой трудовой путь начал в 1932 году рядовым инженером на бакинских нефтепромыслах. Баку — колыбель отечественной нефтяной промышленности дала ему путевку в жизнь. Он разработал новый метод закачки цемента  в водяной пласт под высоким давлением. Метод дал хорошие результаты, был принят и внедрен, и с тех пор  именуется нефтяниками «методом Байбакова». Вслед за эти  последовали и новые изобретения и разработки. Байбаков стал свидетелем главных событий развития в стране нефтяной отрасли практически с первых дней ее становления.
      В течение 1935—1936 - служба на Дальнем Востоке.
              После армейской службы в январе 1937 года Николай Байбаков вернулся в родной Баку на промысел, стал работать заведующим промыслом. В августе того же года его перевели на должность главного инженера треста «Лениннефть». Не прошло и года, как последовало новое назначение — управляющим этим трестом.
              С 1939 года - начальник объединения «Востокнефтедобыча». Перед объединением была поставлена задача выполнить решение XVIII съезда партии о созданиВолге. Положение становилось критическим. Ведь Бакинские промыслы продолжали оставаться основными источниками нефтеснабжения страны.
              Вот тут и проявилось со всей силой и важностью стратегическое значение «Второго Баку», строительство которого началось еще до войны. Байбакоым была проделана титаническая работа.

              Всего за три месяца почти девять тысяч бакинских нефтяников, большинство с семьями организовано выехали в восточные районы. На колесах оказался почти весь цвет нефтяной промышленности Азербайджана. «Второй Баку» постепенно набирал силу.
              В 1944 году Н.К. Байбаков становится наркомом нефтяной промышленности СССР. На этот раз предстояла новая цель – возрождение страны. Николай Констинтинович оказался непосредственным образом причастным к открытию девонской нефти, положившему начало нефтяной эры.
              За открытие Кинзебулатовского месторождения награжден орденом Ленина.
              Он является одним из авторов Постановления Правительства СССР о неотложной помощи Ишимбаю, которое в 1948 году подписал И.В. Сталин. При его содействии были сооружены крупнейшие предприятия транспортного машиностроения нефтепромыслового оборудования, спецхимкатализаторов, объекты социального и культурного назначения г. Ишимбая, строительство железнодорожного вокзала.
              В 1955 году назначен Председателем Госплана СССР.
              В 1957 году был назначен Председателем Госплана РСФСР и первым заместителем Председателя Совмина РСФСР.
      Н.К. Байбаков в течение года занимался в основном организационными вопросами совнархозов. За время этой реорганизации выявились серьезные недостатки: управление промышленностью раздробилось, нарушились хозяйственные связи между районами страны, усилились местнические настроения в республиках. Накопившиеся противоречия между руководством Госплана и Н.С. Хрущевым по поводу создания совнархозов привели, в конечном итоге, к тому, что Н.К. Байбаков попал в «опалу» и в мае 1958 года был понижен в должности и назначен руководителем Краснодарского совнархоза.
              Работа в Краснодарском крае была весьма эффективной, отмечена целым рядом реальных крупных достижений. Н.К. Байбакова наградили орденом Трудового Красного Знамени, за открытие и разработку газоконденсатных месторождений он удостоен Ленинской премии.
              В марте 1963 года последовал срочный вызов в Москву и совершенно неожиданное назначение на должность Председателя Государственного комитета по химии при Совете Министров.
              В 1964 году его по собственной просьбе перевели на пост руководителя Государственного Комитета по нефтедобывающей промышленности при Госплане СССР.
              В 1965 году  - вновь назначается Председателем Госплана СССР. Два десятилетия Н.К. Байбаков возглавлял Госплан СССР. Под началом у Н.К. Байбакова находилось более трех тысяч человек.
              Николай Константинович Байбаков вошел в историю XX века, страны, как крупнейший государственный деятель, нефтяник, экономист. Трудовой стаж Н.К. Байбакова – 68 лет, из которых 40 лет – работа в высших государственных органнах
              Нефтяники и газовики по праву считают Николая Константиновича родоначальником отечественной нефтяной и газовой промышленности, ведущим специалистом и организатором работ в области освоения нефтяных и газовых месторождений.
              Н.К. Байбаков — Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской премии, награжден шестью орденами Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Октябрьской Революции, многими медалями СССР, а также наградами зарубежных государств. На шести съездах КПСС он избирался членом Центрального Комитета партии, являясь депутатом Верховного Совета СССР семи созывов. Он — президент Общества российско-азербайджанской дружбы.
              Н.К. Байбаков — почетный академик АН СССР, академик многих академий, обладатель почетных титулов и званий, доктор технических наук, автор около 200 научных трудов и публикаций, особо актуальных для производственной практики по комплексному решению проблем разработки нефтяных и газовых месторождений.
              Стаж работы 68 лет. Будучи наркомом нефтяной промышленности, он принял деятельное участие в развитии  Ишимбая.
      Почетный гражданин Ишимбая с 07.03.1982г.

      Источники:

      • Шарафутдинов, О.Б. Уткин, Ю.В. Линия судьбы / О.Б. Шарафутдинов, Ю.В. Уткин .-М.: Гелиос, 2002.-192с.
      • Прокопов, В. Последний сталинский нароком: Н.К. Байбаков / В. Прокопов // Восход.-20098.013 марта.-С.4

       

      Байрак Константин Алексеевич

      (28.09 1913, Баку  - 24.02.1993гг. Санкт-Петербург).
              Родился в Баку. Окончил Азербайджанский нефтяной институт (1936г.). горный инженер. 
              В 1939-1954 гг. – главный инженер треста «Ишимбайнефть»;  в 1954-1961 гг. – директор УфНИИ; в 1961-1962 гг. – нач. НГДУ «Арланнефть»; с 1962 г. – в СЭВ и Госплане СССР. Внес вклад в развитие нефтедобычи в Башкортостане, под его руководством внедрено законтурное заводнение пластов на Туймазинском нефтяном месторождении, новая техника и технологии процессов добычи нефти и бурения скважин. Один из первых организаторов ввода в разработку Арланского нефтяного месторождения в РБ.
              Кандидат экономических наук (1962). Управляющий трестом «Ишимбайнефть» (1944-1946гг.).
      Лауреат Сталинской премии Лауреат Государственной премии СССР (1950). Награжден орденами Ленина (1971), Трудового Красного Знамени (1959), «Знак Почета» (1944).

       

      Блохин Алексей Александрович


      Блохин Алексей Александрович


              Среди башкир этот человек не менее популярен, чем национальный герой Салават Юлаев. Инженер-геолог, первооткрыватель башкирской нефти. Именно экспедиция, возглавленная Блохиным открыла  Ишимбайское нефтяное месторождение.
              Алексей Александрович Блохин – личность для Башкирии легендарная, не зря его именем названа одна из центральных улиц Ишимбая, сооружен мемориальный комплекс. Но его имя в последние годы незаслуженно забыто. Прожил Блохин всего 45 лет, добрых дел для страны, для Башкирии он успел свершить много. В силу своей исключительной скромности при жизни он пресекал всяческий фимиам в свой адрес, поэтому в печати тех лет практически ничего нет ни о биографии, ни о заслугах Блохина.
              Работал главным геологом комплексной экспедиции в Ишимбайском р-не БАССР (1929), зам. нач., гл. геологом Управления Наркомата тяжелой промышленности СССР (1940), зам. директора Баш. нефт. эксп. АН СССР (1941-42). Алексей Александрович провел геологические исследования и детальную разведку Ишимбайского месторождения.
              Под его руководством были заложены скважины, две из которых дали хорошие результаты. В мае 1932 получил первый в республиканский промышленный приток нефти с дебитом до 100 т в сутки.
      Профессор. Кандидат геолого-минералогических наук (1937).
              Заместитель главного редактора журнала «Проблемы Советской геологии», член редколлегии журнала «Нефтяное хозяйство», главный редактор геолого-геодезической редколлегии ОНТК (1934), член комиссии АН СССР по научному наследию И.М. Губкина (1939).
      Автор более 20 опубликованных работ, в основном по геологии и нефтеносности Башкирии. А. Блохин стоял у начала биографии нашего города.
              Родился 30.05.1897 – 06.10.1942г.  Головино, Ярославской губернии. Его отец Александр Иванович Блохин учительствовал в Головинской начальной школе 45 лет. За педагогическую и общественную деятельность был удостоен звания Героя труда. Мать Евдокия Николаевна занималась домашним хозяйством и воспитывала пятерых детей, все они получили высшее образование.
              Алексей Александрович по окончании школы в Больших Солях в 1909 году поступил в Костромскую гимназию. Сначала учился там и жил на отцовские деньги, затем сам стал подрабатывать уроками. В 1917 году по совету педагогов, отмечавших математические способности гимназиста, поступил в МГУ. Но учиться долго в Москве не смог. Вместе с революцией на первопрестольную обрушились голод и безработица. Студент вернулся домой и в 1918 году стал учителем второй ступени местной школы.
              В качестве педагога сын не посрамил чести уважаемого в поселке отца. Не случайно в тот же год ему поручили еще и возглавить сельский отдел народного образования.
              По осени 1919 года призвали в армию. Служил по соседству в Костроме заведующим гарнизонным клубом, потом начальником губвоенкомата. Отсюда получил в 1920 году направление на учебу в Москву. На этот раз в горную академию. Вначале Алексей поступил на металлургическое отделение. На первых курсах в академии давались лекции по общим предметам. Среди профессуры геологического и палеонтологического профиля выделялись две особенно крупные личности: профессора, позднее академики Иван Михайлович Губкин и Владимир Афанасьевич Обручев. Первый – генератор новаторских идей в области теории строения земной коры и поиска полезных ископаемых. Второй – замечательный популяризатор науки, автор научно-фантастических романов, из которых наиболее известен «Земля Санникова». Благодаря им Алексей Александрович увлекся геологической наукой и перешел на геолого-разведочный факультет.
              Стипендия, как и по сей день, была мизерной, и студенты в массовом порядке подрабатывали на разгрузке вагонов, на очистке улиц и крыш от снега.
              В 1922 году, когда ректором стал Иван Михайлович Губкин, вошла в традицию летняя производственная практика в геолого-разведочных партиях и экспедициях.
               Летом 1925 года Блохин работал в отряде по разведке Брагунского месторождения нефти на Северном Кавказе. В 1926 году вместе с однокурсником Константином Романовичем Чепиковым наш земляк исследует недра Керченского полуострова уже в качестве научного сотрудника Геолкома.
              Теоретический курс МГА Блохин завершает в 1927 году, а два года спустя с блеском защищает диплом и становится научным сотрудником Государственного исследовательского нефтяного института (ГИНИ).
              Окончание академии совпало для него с другим важным событием в личной жизни. Алексей Александрович и сокурсница гидрогеолог Евгения Никольская, с которой его связывала романтическая любовь, полная радостей коротких встреч между экспедициями и долгих, долгих разлук, решили, наконец, пожениться.
              Жена стала сотрудницей Геолкома и Института подземных вод. Поселились они в небольшом особнячке на две семьи на Арбате, прямо во дворе ГИНИ. Через год у Блохиных родились дочери-близнецы Ирина и Татьяна. Из Некрасовского молодым приехала помогать в воспитании детей Евдокия Николаевна Блохина.
              Обе дочери Блохина тоже стали геологами. После окончания Московского геолого-разведочного института Ирина стала гидрогеологом, а Татьяна сначала трудилась в геолого-разведочных партиях, а потом редактором в издательстве «Недра».
              В 1929 году Блохин поступил научным сотрудником в Государственный нефтяной институт. В этом же году в республику его отправил знаменитый корифей геологов Иван Михайлович Губкин для предварительной разведки. Еще в студенчестве Блохин стал приверженцем теорий Губкина и, скорее всего, любимым учеником и другом академика. Алексей Блохин начал работы на территории Башкирии, несмотря на то, что в успех нового дела не верили.
              Блохину было 32 года, когда он приехал в Ишимбаево… Он глубоко верил в перспективы башкирской нефти, сумел заразить своим энтузиазмом и местную молодежь. В марте 1930 года Президиум ВСНХ принял решение «обеспечить намеченное проведение глубокого бурения в Ишимбайском районе». В то же году в структуре треста «Уралнефть» была создана Стерлитамакская контора разведочного бурения, которую возглавили К.А. Ходырев и К.М. Приц, во главе геологической службы стояли А.А. Блохин и В.И. Носаль, буровыми работами руководил опытный нефтяник из Баку Д.Т. Шашин, ставший родоначальником династии башкирских нефтяников.
              К тому времени разговоры о башкирской нефти ходили уже два столетия. О том, что она действительно есть, говорили местные жители, путешественники и ученые. Нефть выходила на поверхность, но в промышленности использовать ее было невозможно. Вырытые колодцы и пробуренные скважины не доходили до нефтеносных пластов. Копать глубже не позволяла техника того времени. Под руководством Алексея Блохина составлялись подробные карты всей южной и юго-восточной части Стерлитамакского района республики. В результате исследований Блохин делает вывод, что залежи нефти могут быть в районе деревни Ишимбай.
              В 1930 году он наметил здесь четыре точки под бурение структурных скважин. Однако их строительство и бурение пришлось отложить до весны 1931 года. Причина была одна — трудности с доставкой тяжелого оборудования и, в частности, котельного хозяйства.
              По его указанию были заложены четыре глубокие разведочные скважины. Бурение началось в первые дни марта 1931года, одновременно состоялось совещание геологов страны, где звучали голоса о бессмысленности бурения. В августе 1931года из треста «Востокнефть» поступило указание прекратить бурение скважин.
              Работы Блохина тормозились, но все же он провел тщательные геологические исследования в районе Ишимбая и детальную разведку, подтвердившие прогнозы Губкина о наличии нефти. По указанию Алексея Александр решение ходатайствовать перед Президиумом ЦИК СССР о награждении Блохина орденом Ленина. По невыясненным обстоятельствам награждение не состоялось. Как утверждают ряд исследователей, это было вызвано тем, что Блохин никогда не соглашался с утверждением о вредительстве ряда руководителей ишимбайского нефтепромысла, и был убежден в ошибочности репрессий в их адрес в 1934-1937гг. После открытия нефти Блохин работал помощником и заместителем начальника Башкирской нефтяной экспедиции АН СССР И.М. Губкина (1941-1942гг.).
              Умный и деловой руководитель геологической партии, Блохин был скромным человеком, и к нему с большим уважением относились рабочие.  На промысле он не считал выше своего достоинства принять участие в общей работе.
      Он боготворил семью. В жизни геолога было три женщины – жена и две дочери. В 1982году посетила г. Ишимбай одна из дочерей Блохина – Татьяна Алексеевна Дементьева. Посетила музей и вторая дочь- Ирина Алексеевна Иванова. Затем они вместе еще дважды были в музее НГДУ «Ишимбайнефть».
              Алексей Александрович был геологом от Бога: две из четырех заложенных им скважин (702 и 703) открыли два самостоятельных месторождения. Да и 704 «промазала» всего чуть-чуть.
              За большой вклад в геологическую науку в 1937 году А.А. Блохину без защиты диссертации присваивается степень кандидата геолого-минералогических наук и присуждается звание профессора.
              В 1941 году вся семья переехала в Уфу, где поселилась в двенадцатиметровой комнате на ул. Пушкина. Здесь Алексей Александрович в роли научного заместителя Отто Юльевича Шмидта по башкирской нефтяной экспедиции продолжил руководство разработкой нефтяных месторождений вдоль реки Белой. Это был его фронт, где добывалась нефть для советских танков.
              6 октября 1942 года Блохин приезжает в Ишимбай для очередной приемки работ нескольких отрядов экспедиции. Почувствовал недомогание… В восемь часов вечера этого же дня его сердце остановилось навсегда.
              Блохин умер в Ишимбае 6 октября 1942года от болезни сердца. Ранняя смерть Алексея Александровича 6 октября 1942 года во время экспедиционных работ потрясла его друзей. Главное, что приблизило инфаркт – это переживания за ученых-геологов, подвергавшихся в тридцатые годы гонениям и репрессиям. Руководство Ишимбая и «Башнефтекомбината» обратилось к семье с просьбой похоронить его на второй родине – в Ишимбае. 
              В городе нефтяников Ишимбае Блохину были установлены два памятника. Один на месте его захоронения в 1942 году в городском парке, другой – скульптура из белого мрамора – перед зданием НГДУ «Ишимбайнефть». Его портрет и краткая биография есть в национальном краеведческом музее в Уфе.
              Заседание ишимбайского исполкома 10 октября 1942 года. Слушали вопрос: «Об увековечении памяти первооткрывателя ишимбайской нефти профессора А.А. Блохина». (Председатель горисполкома Максим Сергеевич Платонов)  Постановили: «Учитывая исключительную заслугу  профессора  А.А. Блохина и его роль в создании Второго Баку, исполком горсовета депутатов трудящихся решает: похороны профессора А.А. Блохина провести в городском саду, расположенном между улицами Геологической, Механической, Бульварной и Молотова». Нефтяники соорудили небольшое надгробие и поклялись, что после войны поставят памятник, который был бы виден всему городу. Похоронили Блохина А.А. в сквере, который раскинулся неподалеку от музея. В 1942 холодном году рабочие несли тело знаменитого инженера-геолога на руках до самой могилы. На надгробии из уральского мрамора, выполненном в виде стилизованной буровой вышки укреплена плита. Обелиск проектировал И.М. Павлов. Это самый скромный памятник. Ни могучих каменных мышц, ни громких титулов и званий. Небольшое надгробие в городском скверике.  Здесь покоится прах достойного ученика академика Губкина, блестяще подтвердившего гипотезу  своего учителя  о богатых залежах нефти на Урале. Он остался лежать на ишимбайской земле, в парке, разбитом нефтяниками. Здесь, в Ишимбае, он открыл первую нефть, здесь он и остался вместе с ишимбайцами навсегда.
              На памятнике мемориальная доска с текстом «Инженеру-геологу Блохину А.А. - первооткрывателю Башкирской нефти». 1897-1942г.
              В 1992 году, в честь 60-летия открытия нашим земляком башкирской нефти, у здания НГДУ «Ишимбайнефть» ему установлена скульптура из белого мрамора.
      По инициативе начальника НГДУ «Ишимбайнефть» Виктора Ивановича Генералова возникла идея создание памятника первооткрывателю башкирской нефти А. А. Блохину. Скульптор Михаил Павлович Шабалин дал слово изваять его фигуру из белого мрамора…
      Его назвали первооткрывателем башкирской нефти, именно он дал жизнь нашему городу.
                  31 августа 2001  года у здания НГДУ «Ишимбайнефть» состоялось торжественное открытие памятника. Собрались нефтяники города, ветераны «Ишимбайнефть» знавшие этого человека лично, молодежь. Взор его обращен на знаменитую 702 –ю скважину- его детище и гордость.  Монумент сооружен на улице Геологической, напротив здания НГДУ «Ишимбайнефть».
              У здания НГДУ, словно живой, стоит на пьедестале человек, открывший нефть республики, давший жизнь Ишимбаю: взор Алексею Александровича Блохина обращен на «вышку-бабушку», - скважину №702, и еще дальше – на юг, где начинал он поиски первой башкирской нефти и где. Быть может, скрыта вторая большая нефть Башкортостана.
              9 ноября 2006 года почетными гостями нашего города стали внучка ученого Екатерина Петровна и ее супруг Руслан Иванович. Кроме их сына Николая, избравшего, как и полагается потомственному нефтянику профессию добытчика «черного золота», по земле ходят еще несколько потомков Алексея Александровича. В их ряду: родной брат Екатерины Петровны Алексей, а также их двоюродная сестра Любовь (дочь Ирины Алексеевны) В сопровождении главы администрации города Ишимбай В. Янкина почетные гости посетили места: могилу А. Блохина, памятник  ишимбайским нефтяникам, павшим в боях за Родину в 1941-1945годах, «Вышку-бабушку», памятник А. Блохину. Гостей принял директор филиала ОАО АНК «Башнефть» Башнефть-Ишимбай Олег Малец. Во время встречи были обсуждены некоторые практические вопросы предполагаемой реконструкции памятника на могиле ученого (здесь намечается установка высокой стелы черного мрамора), а также возможность переноса самой могилы на  новое место.
              В мае 2007 года родственники Блохина приехали в Ишимбай, чтобы перенести могилу. Потомки профессора, проживающие в Москве, еще в ноябре 2006 года  решили перезахоронить останки деда на Ваганьковском кладбище, поближе к своим домам и к могиле супруги ученого. На вскрытие памятника в Ишимбай  приехали внуки и правнуки профессора Блохина. Как ни странно под памятником останков не оказалось. Распахав половину поляны перед окнами жилых домов, могилу так и не нашли.  Участники церемонии растерянно пообещали шокированным неудачей родственникам, что поиски могилы продолжат строители, которые летом приступят к работе на этой территории.
              На родине геолога в 2002 году появились в краеведческом музее поселка Некрасовское. экспонаты, посвященные русскому геологу. Это тяжелый старинный компас в латунном корпусе с откидным визиром, похожим на планку винтовочного прицела, в потертом кожаном чехле, а также особый, с длинным жалом, геологический молоток. Не им ли Блохин в апреле 1932 года выбил первый керн с признаками нефти, взятый с исторической скважины № 702?
      Одна из первых улиц города Ишимбая названа в память о геологе, открывшем нефть в Башкирии — Алексея Александровича Блохина.
      внук Алексей Дементьев:
              – Недавно мы с сестрами, моей дочерью и племянником Николаем – геологом уже в четвертом поколении побывали в Башкирии в Ишимбае, – сообщил Алексей Петрович. – Поездка была вызвана необходимостью переноса захоронения деда из городского парка, где сейчас идет большое строительство, связанное с развитием и перепланировкой города. Местные власти предложили нам перенести прах к вышке-"бабушке", с которой началось открытие Ишимбайского месторождения. Но мы с семьей решили отвезти останки деда на Ваганьковское кладбище, где покоится его мать, уроженка села Большие Соли. Мы разыскали в Башкирии архив деда, хотели бы снять копии, приехать к вам и поделиться ими, передать в музей Некрасовского. В них много интересного. Я, например, не знал, что каждый третий танк во время войны был заправлен соляркой из башкирской нефти, добытой из месторождений, открытых дедом. Ведь бакинские промыслы были отрезаны немцами. Есть другие эпизоды. Например, на друга деда Константина Чепикова и других геологов написали донос, им грозил арест, а он заступился, рискуя разделить их участь, но повезло. Друзей выручил, и не арестовали.
              Дед был, судя по письмам мамы, человек очень требовательный к себе и людям. Если Павел Корчагин – герой частично вымышленный, то вот он такой же, только настоящий. Абсолютно бескорыстный, самоотверженный и принципиальный, не боялся трудностей. В одном из писем из Ишимбаево пишет: "У нас все в порядке, но мясо, хлеб и картошку достать трудно". Вот в каких условиях он работал. И как работал: имел одновременно 11 нагрузок: заместитель академика Архангельского по науке, редактор энциклопедии "Геология СССР", вице-президент всеевропейского конгресса по Пермским отложениям и так далее. Научное наследие деда, я считаю, еще ждет своей более глубокой оценки и изучения.
      Источники:

      • Александрова, Д. Здесь все мне на память приводит былое…/ Д. Александрова // Восход. - 1992. - 14 мая.
      •      Байджанова, Ю. А.А. Блохин – герой нашего времени / Ю. Байджанова // Подметки+. - 2005. - 26 янв.
      •      БСЭ, 3-е изд. М., 1970. Т.3; Губкин И.М. Избранные соч. М., 1953
        К.С. Баймухаметов. http://www.bashedu.ru
      • Гаскаров, Д. Должна ли находиться могила во дворе? / Д. Гаскаров // Восход. - 2006. - 3 июня.
      • Гильманова, Г. Письма из прошлого /Г. Гильманова // Восход.-1990.-10 февраля.- С.3.
      • Зайнетдинов, Э У истоков башкирской нефти /Э. Зайнетдинов //Истоки.-2009.-9 сентября.-С.12
      • Зайнетдинов, Э Первооткрыватель / Э. Зайнетдинов Истоки 2010.-26 мая.
      • Заседание исполнительного комитета депутатов трудящихся. Протокол №14 от 29.08.1968года. Ишимбайский городской архив.
      • Кагиров, Р. Навеки связанные судьбы / Р. Кагиров // Подметки+. -2006. - 15нояб. - С.7.
      • Кагиров, Р. Небытие: пропало захоронение первооткрывателя башкирской нефти / Р. Кагиров // Жизнь. - 2007. – 8 мая. - С.11.
      • Кагиров, Р. Город, который мы потеряли / Р. Кагиров  // Подметки. - 2008. - № 17. - С.5.
      •      Кагиров, Р. Навеки связанные судьбы / Р. Кагиров // Подметки+. - 2006. - 15 нояб. - С.7.
      • Пастухова, Н. С них начиналась нефтеразведка / Н. Пастухова // Восход.-1997.-16 мая.-С.3.
      • Прокопов, В. К нему не зарастет нефтяников толпа… / В. Прокопов            // Восход. - 2000. - 26 авг.
      •       Саяпина, Н.   Отметили свой праздник  / Н. Саяпина // Восход. - 2001. - 13 сент.
      • Солеников, А. Он открыл второе Баку / А. Солеников //Северный край.-2005.-2 апреля.
      • Советская Башкирия. - 1989. – 19 мая. / В. Прокопов
      •  
      • Солеников, А. Он открыл второе Баку / А. Солеников //Северный край.-2005.-2 апреля.
      • Советская Башкирия. - 1989. –
      • Фахреев, И. Ишимбайское дело только начинается / И. Фахреев // Восход.-2007.-1 мая.-С.2.
      • http://yarcenter.ru/content/view/4460/100/

       

      Бикбов Сарвай Шайбакович

       23 марта 1956 г. - 10 февраля 1972 г.
      Родился в 1908г, в д. Старо-Бикметово Бирского уезда, в семье крестьянина-бедняка. Окончил семилетку, работал секретарем, делопроизводителем, журналистом.
        Секретарь Старо-Бикметовского сельсовета Бирского кантона БАССР (1922-1924); делопроизводитель и счетовод Калмыковского волисполкома Бирского кантона (1924-1925); заведующий учетно-статистическим отделом, инструктор Бирского канткома ВЛКСМ (1925-1927); слушатель Уфимской советско-партийной школы II ступени (1927-1928); заведующий орготделом, секретарь Бирского канткома ВЛКСМ (1928-1930); редактор областной комсомольской газеты «Яш коммунар» (1930); заведующий культпропом Башкирского обкома ВЛКСМ (1930-1931); заведующий культотделом, орготделом Башкирского областного совета профсоюзов (1931-1933); председатель Ишимбайского промыслового комитета профсоюза нефтяников (1933-1934), начальник автотранспортной конторы Ишимбайского нефтепромысла (1934-1935), секретарь парткома строительства Уфимского НПЗ (1935-1936), студент Бакинской нефтяной промышленной академии (1936-1939), начальник установки цеха Уфимского НПЗ (1939-1941), заведующий отделом нефтяной промышленности Башкирского обкома ВКП(б) (1941-1942), первый секретарь Ишимбайского горкома ВКП(б) (1942-1945), заместитель секретаря - заведующий отделом нефтяной и химической промышленности, заведующий отделами тяжелой промышленности, нефтяной промышленности, промышленно-транспортным отделом, секретарь Башкирского обкома ВКП(б) (1945-1955), председатель Башкирского областного совета профсоюзов (1956-1972).

       

      Источники:
      1.  Шарафутдинов, ОБ., Уткин Ю.В. Линия судьбы.-М.: Гелиос АРВ, 2002.-192с.

       

      Бучацкий Роман Зиновьевич

              Его вклад в становление и развитие нефтяной промышленности не только Башкирии, но и всего востока СССР огромен. Еще когда не было треста Башнефть, в период работы в тресте «Востокнефть» он непосредственно руководил как поисково-разведочными работами, так и организацией добычи нефти в Ишимбайском районе. Он – первый руководитель первого восточного нефтяного предприятия, созданного 12 июня 1929 года, - конторы бурения, а с 27октября 1929 года треста «Уралнефть». Его заслуги практически забыты, было лишь известно, что он был руководителем работ в Верхнечусовских городках.
              Родился 04.1896г. - Одесская губерния. Р.З. Бучацкий был первым руководителем треста «Уралнефть».
      Отец его был приказчиком у скотопромышленника. В 1903 году семья переехала в г. Екатеринослав (ныне Днепропетровск). В восьмилетнем возрасте Роман был отдан на учебу в начальное городское училище имени Гоголя. После окончания школы 13 летний мальчик был отдан на работу в магазин готового платья. Через несколько месяцев, устроился учеником в зуботехническую мастерскую. Но уже в 1910 году поступил на Брянский завод в г. Екатеринославе, где и проработал 5 лет в мостовом цехе и механическом цехе подручным токаря.
              В 1916 году был призван на военную службу и зачислен в Волынский пехотный полк, а через 3 месяца переведен в 7-й Лубянский гусарский полк. В том же году был ранен на австрийском фронте и отправлен на лечение в Таганрог. Здесь его избрали депутатом Таганрогской гарнизонной комиссии.
              В 1917 году Р.З. Бучацкий вступает в партию социал-демократов (большевиков).
              В 1917 году его переводят в г. Екатеринослав в военную секцию при Совете рабочих и солдатских депутатов. В 1918 году во время оккупации Украины немцами Р.З. Бучацкий был переведен в Бердянский комитет и оттуда направлен в партизанский отряд батьки Махно. В этом отряде он пробыл до марта 1919 года. После измены Махно Советской власти он был отозван и направлен бойцом в продотряд рабочих Донбасса, до прихода войск Деникина работал в Таврической губернии. В июне 1919 года органы Советской власти были эвакуированы из Таврической губернии в Херсонскую, там Бучацкий работал в советских органах Ананьевского уезда. Во время августовского «кулацкого» восстания был приговорен к расстрелу, но ночью бежал. В сентябре 1919 года его вместе с группой рабочих Донбасса эвакуировали в г. Балту, где он вступил 397-й советский стрелковый полк красноармейцем, а позднее стал заместителем начальника хозчасти и политработником.
              Бучацкий Р.З. работал продагентом, Упродкомиссаром, членом  коллегии Губпродкома, зам. председателя окружного исполкома.
              В 1929 году Р.З. Бучацкого назначили управляющим трестом «Уралнефть», в 1931г.- руководитель треста «Востокнефть». Больше всего времени Бучацкий уделял Стерлитамакской (Ишимбайской) нефтеразведке.Главное в этот период было – убедить планирующие органы в необходимости закладки новых буровых. К счастью, убедить оказалось несложно. Благодаря поддержке И.м. Губкина, А.А. Блохина.
              В декабре 1934 года Бучацкий назначается директором нефтепромысла в поселке Ишимбаево. Хотя у него и не было специального образования, он много читал, изучал нефтяное дело в Баку, побывал на промыслах в Германии и США. Всё, что делалось в Ишимбаево, делалось под его непосредственным руководством и его именем. Проблемы, победы, тревоги, надежды… Он весь в работе. Жена с ним развелась и осталась в Свердловске, в уфимской квартире живут мать-старушка и пятнадцатилетний сын Владимир.
              Автор проекта Ишимбайского нефтепромысла. Именно он выбрал и указал место будущего поселка. Началось массовое строительство каркасно-засыпных и глино-плетневых бараков. Не упускал из виду и  вопросы совершенствования технологических процессов. Немало усилий Бучацкий вложил и в организацию сбыта и хранения первой нефти.
      Весной 1937 года начинался подкоп под «Главнефть» - Главное управление нефтяной промышленности Наркомата тяжелой промышленности СССР.
              В 1936-38гг. в нефтяной промышленности был репрессирован ряд руководящих инженерно-технических работников. Волна репрессий коснулась и работников треста «Башнефть». Директорство на Ишимбаевском нефтепромысле для Романа Зиновьевича Бучацкого, возможно, было в некотором роде понижением в должности, поскольку до этого он руководил «Востокнефтью», и под его началом была вся нефтяная промышленность от Урала до Сахалина. Возможен и другой вариант – практиковалось назначение на самые ответственные участки социалистического строительства наиболее проверенных кадров.
              В апреле 1937 года Бучацкий арестован как участник контрреволюционных организаций. Арестовали Романа Зиновьевича в холостяцкой квартирке на промысле, где из обстановки были только казённые стол, табуретка и железная кровать. Ему предъявлено обвинение в контрреволюционной деятельности. Конечно, припомнили поездки за границу.
      Исследователь истории Ишимбая Владимир Леонтьевич Игнатьев, много занимавшийся делом Бучацкого, обнаружил в архивах такого рода послания, написанные тогдашним председателем профкома промысла Сарваем Шайбековичем Бикбовым. Ему не нравились методы руководства Бучацкого. В июне 1935 года вопрос обсуждался на бюро обкома ВКП(б). Приняли решение: сигналы Бикбова своевременны, но на промысле хороший настрой на плодотворную работу, заметны высокая ответственность работников и хорошая трудовая дисциплина, однако не ведётся достаточной борьбы с классово чуждыми элементами.
              В августе 1936 года Бучацкому припоминают, что в 1923 году он примыкал к троцкистам. Партсобрание на промысле идёт три дня! Роман Зиновьевич оправдывается и открещивается: «Я руководил трестом, куда входило 7 областей, и, несомненно, примазались люди, которые творили грязные дела.
      Бучацкий продолжает работать, но и претензии продолжают возникать. Длившееся несколько дней объединенное партийное собрание нефтепромыслов выносит резолюцию, в которой, в частности, говорится: «Вредительство и шпионаж, возглавляемые Бучацким, Жоровым и прикрываемые Захаровым, Борзенко и Самостреловым, охватили почти все важнейшие участки треста «Башнефть».
              Собрание исключает Бучацкого из рядов ВКП(б), но он в это время уже в уфимской тюрьме. Заговорил он через 113 дней и взял на себя многое. Будто был участником троцкистской организации (назвал 14 имён её участников) и на протяжении ряда лет вёл контрреволюционную борьбу против партии и Советской власти, затягивал сроки строительства и распылял средства по многим объектам, что заложил посёлок на нехорошем месте, «чтобы вредить здоровью рабочих», дома строили так, чтобы они разваливались… Арестовали Бучацкого 4 апреля 1937 года.
              Суд состоялся 25 декабря 1937 года в Уфе, он был закрытым. Р.З. Бучацкий был осуждён по трём пунктам 58 статьи УК РСФСР и расстрелян в этот же день во дворе уфимской тюрьмы. Реабилитирован в сентябре 1957 года. (Татьяна Морозова, Стерлитамакский рабочий.-2010.-12 января.)
      Проживал по адресу: Ленина 26.

      Источники:

      • Ветераны: из истории развития нефтяной и газовой промышленности. Вып. 23. – М.: ЗАО «Издатель ство «Нефтяное хозяй ство», 2010. –256 с.
      • Игнатьев, В. Первый из первых / В. Игнатьев // Восход.-2008.-10 января.-С.3.
      • Игнатьев,  В.Л. Ишимбай: век XX.-Уфа: Информреклама, 2005.-528с.
      • Игнатьев, В. Бучацкий: человек и легенда / В. Игнатьев //Восход.-2000.-27 июля.-С.2
      • Морозова, Т.  Стерлитамакский рабочий.-2010.-12 января. Родился 04.1896г. - Одесская губерния. Р.З. Бучацкий был первым руководителем треста
        Отец его был приказчиком у скотопромышленника. В 1903 году семья переехала в г. Екатеринослав (ныне Днепропетровск). В восьмилетнем возрасте Роман был отдан на учебу в начальное городское училище имени Гоголя. После окончания школы 13 летний мальчик был отдан на работу в магазин готового платья. Через несколько месяцев, устроился учеником в зуботехническую мастерскую. Но уже в 1910 году поступил на Брянский завод в г. Екатеринославе, где и проработал 5 лет в мостовом цехе и механическом цехе подручным токаря.
         
         
         
         
         
         
         
        Весной 1937 года начинался подкоп под «
         
         
        Исследователь истории Ишимбая Владимир Леонтьевич Игнатьев, много занимавшийся делом Бучацкого, обнаружил в архивах такого рода послания, написанные тогдашним председателем профкома промысла Сарваем Шайбековичем Бикбовым. Ему не нравились методы руководства Бучацкого. В июне 1935 года вопрос обсуждался на бюро обкома ВКП(б). Приняли решение: сигналы Бикбова своевременны, но на промысле хороший настрой на плодотворную работу, заметны высокая ответственность работников и хорошая трудовая дисциплина, однако не ведётся достаточной борьбы с классово чуждыми элементами.
         
        Бучацкий продолжает работать, но и претензии продолжают возникать. Длившееся несколько
         Собрание исключает Бучацкого из рядов ВКП(б), но он в это время уже в уфимской тюрьме. Заговорил он через 113 дней и взял на себя многое. Будто был участником троцкистской организации (назвал 14 имён её участников) и на протяжении ряда лет вёл контрреволюционную борьбу против партии и Советской власти, затягивал сроки строительства и распылял средства по многим объектам, что заложил посёлок на нехорошем месте, «
         
        Проживал по адресу: Ленина 26.

         

        Источники:

        • Ветераны: из истории развития нефтяной и газовой промышленности. Вып. 23. –
        • Игнатьев, В. Первый из первых / В. Игнатьев // Восход.-2008.-10 января.-С.3.
        • Игнатьев, XX.-Уфа: Информреклама, 2005.-528с.
        • Игнатьев, В. Бучацкий: человек и легенда / В. Игнатьев //Восход.-2000.-27 июля.-С.2
        • Морозова, Т. 
        • Шарафутдинов, ОБ., Уткин Ю.В. Линия судьбы.- М.: Гелиос АРВ, 2002.-192с.

         

         

         

        Голодов Иван Иванович

              Управляющего трестом «Ишимбайнефть», Но известно, что после освобождения Кубани от фашистов он был назначен управляющим объединением «Краснодарнефть», в 1951 году в ранге заместителя министра нефтяной промышленности страны приезжал укрощать аварийный нефтяной фонтан на вновь открытом ишимбайцами Столяровском месторождении. Многие старейшие нефтяники рассказывали, что в Ишимбае Ивана Ивановича звали «Чапай».

        Источники:

        • Шарафутдинов, О.Б. Уткин, Ю.В. Линия судьбы / О.Б. Шарафутдинов, Ю.В. Уткин .-М.: Гелиос, 2002.-192с.

         

        Давидович Яков Леонидович

               Давидович Я.Л.  родился в г. Соль-Илецке Оренбургской области в 1897 году. Окончил Ленинградский горный институт в 1924 году. В 1924 – 1934 годах Я.Л. Давидович работал геологом в Эмбенском нефтяном районе (Западный Казахстан), был заместителем директора геолого-разведочной конторы по научной части.
                Давидович Я.Л.  стал первым главным геологом треста «Башнефть». Это был эрудированный специалист, в совершенстве знал нефтяное дело. Владел английским и немецким языками. В 1936 году он вместе с Н.В. Самостреловым в составе большой делегации советских нефтяников во главе с начальником Главнефти М.В. Бариновым находился в США. С участием Я.Л. Давидовича и под его руководством был открыт Кусяпкуловский массив Ишимбайского месторождения, а также организованы поисково-разведочное бурение на Туймазинской структуре, в результате которого было открыто Туймазинское месторождение (в терригенной толще нижнего карбона). Расстрелян в 1937 году.

        Источники:
        1.         Ветераны: из истории развития нефтяной и газовой промышленности. Вып. 23. – М.: ЗАО «Издательство «Нефтяное хозяйство», 2010. –256 с.

         

         

        Кувыкин Степан Иванович

               Родился 07.11.1903-16.09.1974г. Саратовская область.
        Кувыкин Степан Иванович – начальник «Башнефтекомбината»; первый начальник объединения «Башнефть»; один из первооткрывателей многих нефтяных месторождений в Башкирии.
        Прошел путь от помощника бурильщика до заместителя министра нефтяной промышленности. Начал трудовую деятельность в Баку рабочимС.И. Кувыкин был инициатором внедрения законтурного заводнения на Туймазинском нефтяном месторождении. Пот 8 мая 1948 года за умелое руководство нефтяной отраслью Башкирии и выдающийся вклад в строительстве нефтепровода Туймазы – Уфа Кувыкину Степану Ивановичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».
        Степан Иванович Кувыкин без отрыва от производства окончил в 1947 году заочное отделение Московского нефтяного института имени И.М. Губкина, а в 1957 году защитил учёную степень «кандидат технических наук». Он один из авторов-конструкторов буровой установки «Уфимец», широко используемой в 1950-е годы для ускоренной разведки месторождений скважинами малого диаметра. Автор шестидесяти научных трудов.
        В 1958 году С.И. Кувыкин назначен первым заместителем председателя Совета народного хозяйства Башкирского экономического региона. В том же, 1958 году, он – председатель Совета Народного хозяйства (СНХ) Башкирской АССР, где проявил себя не только как крупный хозяйственник, но и как государственный деятель, внесший значительный вклад в развитие экономики Башкирии.
               В 1963 году после укрупнения совнархозов С.И. Кувыкина – первый заместитель председателя СНХ РСФСР, а после образования Министерства нефтяной промышленности СССР он в 1965 году назначается заместителем министра. И на этих должностях его знания и энергия позволили ему внести заметный вклад в развитие экономики страны. Избирался депутатом Верховного Совета СССР пяти созывов, делегатом четырёх съездов КПСС. С 1970 года С.И. Кувыкин – на пенсии.
        Жил в городе-герое Москве. Находясь на заслуженном отдыхе, С.И. Кувыкин с 1970 года перёшел на научную работу в Московский институт нефтехимической и газовой промышленности имени академика И.М. Губкина. Скончался 16 сентября 1974 года.
               Награжден четырьмя орденами Ленина (1942, 1948, 1953, 1965 годы), тремя орденами Трудового Красного Знамени (1944, 1945, 1957 годы), орденом «Знак Почёта» (1973 год), медалями. Дважды лауреат Сталинской премии (1946, 1950 годы), в 1957 году удостоен званий «Заслуженный деятель науки и техники Башкирской АССР», «Почётный нефтяник».
        Распоряжением Совета Министров Башкирской АССР от 5 ноября 1974 года было принято решение об увековечении памяти С.И. Кувыкина. Исполнительный комитет Уфимского городского Совета депутатов трудящихся переименовал улицу Нефтепроводную, в Кировском районе города Уфы, в улицу Степана Кувыкина. В Уфе на здании по улице Пушкина, 95, где работал С.И. Кувыкин, установлена мемориальная доска. В городе Октябрьском (Башкирия) имя С.И. Кувыкина носят одна из улиц и нефтяной колледж.
               Заслуженный деятель науки и техники Башкирской АССР, Герой Социалистического Труда (1948). Лауреат Государственной премии СССР (1946, 1950), почетный нефтяник. Награды:  четыре ордена Ленина, три ордена Красного знамени, орден Знак Почета и медали. 16 сентября 1974 года Кувыкин Степан Иванович скончался и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Башкирские нефтяники привезли и поставили на его могиле гранитный памятник.
        5 ноября 1974 года Совет Министров Башкирской АССР принял решение об увековечении памяти Степана Ивановича Кувыкина:
               Исполнительный комитет Уфимского городского Совета депутатов трудящихся переименовал улицу Нефтепроводную, в Кировском районе города Уфы, в улицу Степана Кувыкина.
               В Уфе на здании по улице Пушкина, 95, где раньше размещалось объединение "Башнефть" и работал С.И. Кувыкин, установлена мемориальная доска.
               Мемориальная доска размещена на стене, выходящей на Советскую площадь.
        В городе Октябрьском (Башкирия) имя С.И. Кувыкина носят одна из улиц и нефтяной колледж.
        Источники:

        • Лукманов, А. Путь от рабочего до министра: история жизни человека связанного с нефтью. Кувыкин / А. Лукманов // Истоки.-2002.-№17.-С.4.
        • Шарафутдинов, О.Б. Уткин, Ю.В. Линия судьбы / О.Б. Шарафутдинов, Ю.В. Уткин .-М.: Гелиос, 2002.-192с.
        • Шарафутдинов, О.Б. Уткин, Ю.В. Линия судьбы: К 70-летию башкирской нефти  / О.Б. Шарафутдинов, Ю.В. Уткин // Восход.-2001.-18 октября

         

        Мележников Иван Федорович

        И.Ф. Мележников родился 21 сентября 1906 года в п. Олейниково Донской области. В 1917 году окончил два класса начального училища. В 1921 году начал работать учеником бетонщика, затем бетонщиком. В 1926 году поступил в вечернюю школу, а в 1929 году – на подготовительные курсы Грозненского нефтяного института, который закончил в 1935 году инженером по бурению. В том же году был направлен в Ишимбай, где начал свою трудовую деятельность буровым рабочим, затем бурильщиком. С июня 1935 по ноябрь 1937 года – начальник долотного цеха, с ноября 1937 по январь 1939 года – начальник мехмастерских конторы бурения. 1 января 1939 года назначен директором конторы бурения. В октябре 1940 года – сентябре 1941 года работал управляющим трестом «Ишимбайнефть». Умер 28 мая 1942 года.

        Источники:

        • Ветераны: из истории развития нефтяной и газовой промышленности. Вып. 23. – М.: ЗАО «Издательство «Нефтяное хозяйство», 2010. –256 с.

         

        Легендой города стала геолог Екатерина Павловна Скворцова, которая лично была знакома с первооткрывателем башкирской нефти А. А. Блохиным, работала в 1943 году с Н. К. Байбаковым в Кинзебулатово, и всякий раз, когда Николай Константинович приезжал в Ишимбай, у них находилась тема для беседы.

          

        Сыров Харлампий  Павлович

                    В бывшем поселке и городе Ишимбае стал легендой Харлампий Павлович Сыров, который разработал методику разведки рифовых месторождений.
        (10 февраля, 1911 (село Малые Озерки, Саратовской губернии – 15 декабря 1973гг).
        Инженер – геолог, заслуженный деятель науки и техники БАССР (1957). Именно он разработал методику разведки рифовых месторождений, по которой были открыты массивы на протяжения от Ишимбая до Урапталово. первооткрыватель Кинзебулатовского месторождения месторождений. Награждён орденами Ленина (1952), Трудового Красного Знамени (1948), «Знак Почета» (1944), медалями. Заслуженный деятель науки и техники БАССР (1957).
        В 1924 г. семья Х.П. Сырова переехала в Баку. В 1929 году поступил в Азербайджанский индустриальный институт, который и окончил в 1934 году.
        В 1934 г. инженером-геологом был направлен в Ишимбай, где работал помощником геолога по бурению, геологом группы бурения. После службы в армии (1935 год) вернулся в Ишимбай, продолжил работу геологом по бурению, начальником исследовательской партии, старшим геологом по эксплуатации, заместителем главного геолога треста.
        В 1940 году его назначают заместителем главного геолога Башнефтекомбината. В связи с временной ликвидацией комбината в период с 1941 по февраль 1942 года – начальник сектора геолого-разведочных работ Наркомнефти.
        В 1942 году – заместитель главного геолога, главный геолог треста «Ишимбайнефть».
        В 1950 году назначен главным геологом объединения «Башнефть». В 1952 году – вновь главный геолог треста «Ишимбай-нефть».
        В 1959 году Х.П. Сыров переведен на работу в управление нефтяной промышленности Татарского совнархоза, главным геологом НПУ «Алькеевнефть».
        В ноябре 1960 года по возвращении в Ишимбай назначен старшим геологом ЦНИЛа НГДУ Ишимбайнефть, а в 1965 году старшим инженером лаборатории научно-исследовательской партии буровых работ треста «Башнефтеразведка».
        Активный участник открытия Столяровского, Казанковского, Зирганского, Тереклинского, Введеновского, Канчуринского и др. месторождений. Заслуженный деятель науки и техники БАССР. Награжден орденом Трудового Красного Знамени, Знак почета, медалями.
        Похоронен в Ишимбае. Геолог с 40-летним стажем.

         

        Источники:

        1.         Ветераны: из истории развития нефтяной и газовой промышленности. Вып. 23. – М.: ЗАО «Издатель ство «Нефтяное хозяй ство», 2010. –256 с.

        • Пастухова, Н. С них начиналась нефтеразведка / Н. Пастухова // Восход.-1997.-16 мая.-С.3.
        • Шарафутдинов, О.Б. Уткин, Ю.В. Линия судьбы / О.Б. Шарафутдинов, Ю.В. Уткин .- М.: Гелиос, 2002.-192с.

         

         

        Трофимук Андрей Алексеевич


               Особый вклад в развитие города и в разработку ишимбайской нефти внес Герой Социалистического Труда, доктор геолого-минералогических наук, академик АН СССР и Российской Федерации Андрей Алексеевич Трофимук, в годы войны работавший геологом треста "Ишимбайнефть", а затем и ПО "Башнефть". Первооткрыватель Кинзебулатовского месторождения. (03.08. 1911г. деревня Хветковичи, ныне Жабинковский район Брестской области  –24.03.1999г., Новосибирск).
        Герой Социалистического труда (1944), Лауреат Сталинской премии (1946, 1950), Лауреат премии АН СССР им. А. П. Карпинского, Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, Почетный нефтяник Миннефтепрома СССР, Заслуженный деятель науки Якутской АССР, Башкирской АССР, Бурятской АССР, Почетный разведчик недр, Почетный академик РАЕН, Почетный член Российской экологической академии.
        Академик, доктор геолого-минералогических наук. В Башкирии имя это хорошо известно. 16 лет проработал он в республике.
              После окончания университета и поступления в аспирантуру (1933 г.) А. А. Трофимук добился перевода на работу в Башкирию, где в те годы были открыты первые нефтяные месторождения. Здесь он прошёл путь от старшего геолога до главного геолога треста Ишимбайнефть. Уже в первые годы работы на производстве он провел комплексное изучение нефтяных месторождений Ишимбаевского района и выявил рифогенную природу ловушек. В кандидатской диссертации «Нефтеносные известняки Ишимбаево» А. А. Трофимук доказал необходимость поисков в Приуралье нефтяных месторождений нового типа (1938 г.).
        Академик Иван Михайлович Губкин, побывавший в Башкирии в 1938 году, поддержал геологов в их поиске и сказал, что они находятся на правильном пути. Разведка нефти стала проводиться в более глубоких горизонтах, в районе Туймазов. Туймазинское месторождение нефти открыли уже не в пермских месторождениях, а в каменноугольных слоях. Но пласты эти давали нефти значительно меньше, чем в Ишимбае. Поэтому у некоторых специалистов укоренилось мнение: ни к чему искать нефть на еще большей глубине, в девонских отложениях. Трофимук же стоял на своем.  
        Началась Великая Отечественная война. Танки и самолеты нуждались в горючем, а нефтедобывающие районы страны заняли фашисты. Поэтому продолжалась интенсивная эксплуатация ишимбайских месторождений, поиски новых.
        Вопреки сомнениям многих опытных исследователей, А. А. Трофимук настоял начать бурение скважин в Карлинско-Кинзебулатовской зоне.  Под руководством А. А. Трофимука было открыто уникальное для того времени высокодебитное месторождение в трещиноватых аргиллитах — Кинзебулатовское в сентябре 1943-го. Освоение его дало сотни тысяч тонн «черного золота». В сутки фонтан давал до шести тысяч тонн. Такого уникального явления за всю историю Урало-Поволжья не бывало.
        Скважина была пробурена по настоянию Андрея Трофимука.
               24 января 1944 года в газете «Правде» опубликовали Указ Президиума Верховного Совета СССР. За открытие нового месторождения, внедрение прогрессивных методов добычи главному геологу треста «Башнефть» Андрею Алексеевичу Трофимуку присвоили звание Героя Социалистического Труда. Кувыкин и другие были удостоены Сталинской премии.
        В 1949 году Трофимук защитил докторскую диссертацию и в том же году был назначен главным геологом «Главнефтегазразведки».
        В 1955 году директор Всесоюзного нефтегазового научно-исследовательского интститута.
        В 1957 году ученого пригласили в Сибирское отделение Академии наук СССР на должность директора Института геологии и геофизики. Так он стал сибиряком.
               1988г. – Советник Президиума РАН СССР. Лауреат государственной премии СССР.
        В 1991-м 80-летний ученый, первый заместитель председателя Сибирского отделения Академии наук, Андрей Трофимук одним из первых поддержал идею создания Академии наук Республики Башкортостан. Это было весомое мнение. Сам Трофимук был избран почетным академиком Академии наук РБ. В 2000 г. Объединенному институту геологии, геофизики и минералогии СО РАН присвоено имя академика А. А. Трофимука.
        Портрет Андрея Трофимука дала известная советская писательница М.С.Шагиян, побывавшая в Ишимбае в 1946 году и встретившая там Андрея Алексеевича: «... навстречу нам встает тот, кто вызвал из-под земли весь этот город, - молодой невысокий человек с прямыми, карими, без блеска глазами и упрямым подбородком - главный геолог треста «Башнефть», Герой Социалистического Труда А.А. Трофимук. У него тихий, убедительный голос человека, верящего, что слушатель сам с мозгами и ему не надо доказывать то, что само собой ясно, голос типичного практика...»
        А.А. Трофимук был бесстрашен и принципиален даже в жестокие годы диктатуры Сталина и его "карающей руки" в виде НКВД. Профессор-нефтяник В.В. Самсонов вспоминает: "Мне рассказывали, как во время войны в Уфе на бюро обкома ВКП(б) рассматривался вопрос о неудачах в поисках нефти. Выступил представитель НКВД, чуть ли не заместитель Берии. Заявил, что "неудачи" считает вредительством и предлагает рассмотреть вопрос об аресте почти всех геологов. Был на этом заседании и Андрей Алексеевич - главный геолог Башнефти. Со свойственным ему пылом он сказал, что ни одна скважина не закладывалась без его ведома и что вины за геологами никакой нет. А вот представитель НКВД и есть настоящий вредитель, так как хочет сорвать открытие. Можно себе представить, что там творилось! Была ночь, и секретарь обкома перенес заседание на утро. Андрей Алексеевич пришел домой, велел жене собирать узелок и прождал ареста до утра. В шесть часов ему позвонил секретарь обкома и сказал, что энкавэдэшник скончался. Потом Андрею Алексеевичу показывали ордер на его арест. А через несколько месяцев ударил фонтан на Кинзебулатовском месторождении - детище Трофимука".
        Сыграл выдающуюся роль в освоении «Второго Баку», основал Институт геологии и геофизики СО РАН, в числе первых академиков переехал из Москвы, где был директором института, в строящийся академгородок в Новосибирске. Гражданская позиция А. А. Трофимука не позволила принять орден «За заслуги перед Отечеством», которым он был награждён по указу Президента РФ в феврале 1998 г., в знак несогласия с политикой государства по отношению к своим гражданам.
        А. А. Трофимук лично и в соавторстве написал более 500 научных трудов, в том числе десятки крупных монографий.
        Андрей Алексеевич Трофимук умер 24 марта 1999 г. и был похоронен на своей второй родине, в Новосибирске, которому отдал более 40 лет жизни. В 2000 г. Объединенному институту геологии, геофизики и минералогии СО РАН было присвоено имя академика А.А. Трофимука. Его именем названа улица в Новосибирском Академгородке.

        Источники: