Регистрация
 

Ее душа поэзией полна…: К 75-летию А. Тагировой: Буклет /Сост. Маямсина Е.- МБУК ИЦБС МБО, 2016.-7с. Назад

     С середины 80-х гг. А.Тагирова успешно работает в довольно редком для башкирской поэзии – в жанре  сонет. Сонеты из книг «Дарю весны» (1986), «Материнская тропа» (1988), «Памятки сердца» (1996) посвящены различным темам и проблемам современности.

     Духовный мир лирической героини, внешне порой излишне скрытой, не избалованной судьбой, раскрывается через разнообразные поэтические приемы и перед читателем предстает духовно богатая, искренняя, тонкая, полная печали – тоски, эстетически утонченная личность («Музыка сердца», «Прощание с соснами», «Немые часы», «Огненные цветы», «Монолог косули», «Я привыкла, кажется, без тебя...», Тебе посвященные стихи», «Я ухожу из этих мест без сожалений...» и др.).

     Такие стихи как, «Когда душа мерзла», «Ялтинский кипарис», «Преданность», «Есть у жизни золотая осень...», Не гляди на меня», «Танец», богаты размышлениями и искренним чувством.

     Одним из самых удачных произведений, раскрывающим всю глубину духовного мира лирической героини, является стихотворение  «Мчится белокрылый корабль» (1994). Слово «Корабль» олицетворяет человеческую жизнь, судьбу личности, творческий путь поэтессы. Этот излюбленный образ – символ встречается и в других произведениях А.Тагировой.

     В 1987 году поэтесса перевела на башкирский язык поэтесс народов СССР, литературный гонорар передала Фонду Мира.

      В книге «Памятки сердца» (1996) включены стихи, поднимающие вопросы этики и совести, славы и богатства, нравственности и бездуховности, добра и зла, правды и лжи («Годы, восславляющие труд...», «Книжный базар», «Встретились Хитрость, Ум, Приличие...», «Раздумья о проданных судьбах», «Желая себе, друзьям и врагам», «Прошлые и настоящие песни», «Обезьяна» и др.)  В книгу вошли более сорока сонетов с богатым содержанием и поэтическими узорами. Книга посвящена светлой памяти матери, все четыре главы подчинены воссозданию прекрасного душой и делами образа матери.

      Стихи Анисы Тагировой напоминают выцветшие пожелтевшие фотографии. Такие есть, наверное, в каждой семье, затронутой войной, — однорукий любимый старший брат, соседский дед, потерявший на фронте всех своих сыновей, плачущая от счастья (или горя) мать в День Победы, девочка в белом платьице, с большими бантами в тоненьких косичках, танцующая под патефон, — кончилась война! («Следы в сердце»).

       В других стихах возникает образ девушки, которая испытывает очень земные чувства: любовь, страх разлуки, обиды и потери. Эти чувства сливаются с образами народных обычаев и примет («Стану светлой подковой тулпару…», «Украшеньем взойду на кушак…», «Буду шелком в руке загорелой…»).

       Аниса Тагирова считает себя ученицей Рами Гарипова, написавшего свой реквием-обвинение тоталитарному режиму. Общение с мастером определило творческую судьбу А. Тагировой. Она перевела на башкирский язык, находившийся 30 лет под запретом «Реквием» Анны Ахматовой. Это были времена, когда еще для этого поступка требовалось мужество.

 

 

На башкирском языке:

 

  1. Верю в чудо: стихи. – Уфа: Башк. кн. изд-во, 1983. – 95 с.
  2. Обычай моего рода: стихи, поэмы, сонеты.- Уфа: Китап, 1991.- 180 с.
  3. Цветок вселенной: сонеты, поэмы. - Уфа: Китап, 2001. – 295 с.
  4. Золотая метель: стихи.- Уфа: Китап, 2011.- 357 с.

 

На русском языке:

 

  1. Чайка моя: стихи / А. Тагирова. - Уфа: Башкнигоиздат, 1974. – 79 с.
  2. Проделки весны: стихи / А. Тагирова. - Уфа: Башкнигоиздат, 1979. – 39 с.
  3. Пусть дойдут мои думы: стихи / А. Тагирова. - Уфа: Башк. кн. изд-во,1979. -64с.
  4. Верю в чудо: стихи / А. Тагирова. - Уфа: Башкнигоиздат, 1983. – 96 с.
  5. Косуля: стихи / А. Тагирова. - М.: Современник, 1985. – 63 с.
  6. Золотой олень: сказки в стихах / А. Тагирова. -Уфа: Башкнигоиздат, 1985. -46с.
  7. Дарю весну: стихи, сонеты / А. Тагирова. - Уфа: Башкнигоиздат, 1986. – 96 с.
  8. Тропа матери: сонеты, поэмы /А. Тагирова. - Уфа: Баш. кн. изд-во,1988.– 111с.
  9. Песни подснежника: стихи / А. Тагирова. - Уфа: Башк. кн. изд-во, 1990. – 49 с.
  10. Перекаты Сиказе: стихи / А. Тагирова. - М.: Сов. Писатель. - 1990. - 11с.
  11. Сдвоенный браслет: стихи, поэма, венки сонетов / А. Тагирова. - Уфа: Китап, 1994. – 112 с.
  12. Сказка про голубой цветок: поэтические сказки / А. Тагирова. - Уфа: Китап, 1994. – 30 с.
  13. Память сердца: стихи, сонеты, поэмы / А. Тагирова. - Уфа: Китап, 1996.
  14. Повелительница змей: сказки в стихах / переводы А. Тагировой. - Уфа: Китап, 1998. – 104 с.
  15. Обычай моего рода: стихи, поэмы, сонеты / А. Тагирова. - Уфа: Башк. кн. изд-во, 1999. – 190 с.
  16. Цветок Вселенной / А. Тагирова. - Уфа: Китап, 2002.
  17. Мелодия звездной поляны: элегии, юморески, творческие портреты, очерки.- Уфа: Китап, 2007.- 208 с.

О жизни и творчестве:

 

  1. Гайнуллин, М.Ф. Писатели Советской Башкирии: биобиблиографический справочник / М.Ф.Гайнуллин, Г.Б.Хусаинов. – Уфа: Башк. кн. изд-во, 1977. – С.344.
  2.  Антология башкирской поэзии. Голоса веков. – Уфа: Китап, 2001. - С.607-610.
  3. Муллагулова, А. Земли родной прекрасной цветок            / А. Муллагулова // Агидель. - 2001. - №12. - С.115-  118.
  4. Тагирова, А.»Души моей зеленые долины»/ А. Тагирова //Советская Башкирия.-1991.-7 декабря.
  5.  Якупова, Г. Мои ясные думы придут к тебе / Г.     Якупова // Башкортостан. -2001. - 15 декабря. - С.4.
  6. Писатели земли башкирской: справочник / сост.: Р.Н. Баимов, Г.Н. Гареева, Р.Х. Тимергалина. - Уфа: Китап, 2006. - С.373-374.

 

 

 

Благодарная судьбе…

КОСТРЫ НА ПЛОТАХ

Я помню, в детстве на высоких кручах
Следили за плотами день-деньской.
И плотогоны на плотах плывущих
Перекликались громко меж собой.

А вечерами в сумерках и дымке
Костры горели ало на плотах...
Я вижу нас — на гальке и суглинке
Гарцующих на ивовых прутах.

И плотогоны в тишине вечерней,
Друг друга окликаючи, плывут...
То бурные, то тихие теченья
То разведут их, то опять сведут...

...Прошли года. На плот стихотворенья
Взошла я, благодарная судьбе.
Бессонный груз труда и озаренья
И я взвалила на плечи себе.

Я не одна, вокруг меня их много,
Работников, сжимающих багры.
Когда в вечернем воздухе тревога —
Они разводят на плотах костры.

Мы бодрствуем. В ночи нельзя забыться,
Поскольку мрак таит немало зла;
То перекат внезапный заструится,
То вынырнет подводная скала.

О лишь бы только сила и терпенье
Не изменили нам в грядущий миг!..
И неустанно на большом теченье
Я окликаю спутников моих.

 

 

 

 

ПЕСНЯ ОЗОРНОЙ ДЕВУШКИ


И сюда пройдется он,
И туда пройдется он.
Если улица пустынна —
Мне в окошко стукнет он.

Ясный месяц в пол-окна —
Я насквозь ему видна.
Вон одна звезда на небе —
Так насмешлива она.

Говорю: разбудишь мать,
Принялась его ругать
И сейчас же с нетерпеньем
Стала снова стука ждать.

Как три раза постучит —
Шаль на плечи мне взлетит.
У любимого в объятьях
Будет целый мир забыт.

Мама не узнает, нет...
Вышла тайно в лунный свет,
А в постель на всякий случай
Положила свой бешмет1.


ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?


Что случилось с этой жизнью своенравной,
То половодье вдруг, то ураган?
Приходят вести черные исправно,
Мой край родной корежится от ран.

Ты ждешь дождей — но вдруг снега приходят,
Ты солнца ждешь — и буря тут как тут.
Но даже если солнце верховодит —
Все ж годы неспокойные текут.

Не потому ль уходит прелесть мира,
Что честь поводья бросила давно?
Не потому ль, что красота бескрыла,
Терпение земли истощено?

Не потому ли обмелели реки,
Что чуют обмеленье душ людских?
И совесть тихо дремлет в человеке
Не потому ль, что мир зашел в тупик?

В сердца за раной рану посылая,
Не раним ли и грудь земли родной?
Лишь в свой очаг вишневый жар сгребая,
Не разорим ли человечий рой?

Стремясь к реальной маленькой удаче,
Не растеряли ль больше во сто крат?
И бриллианты душ в песок незрячий
Скользнули и под ним теперь лежат.

Все в этом мире от поступков наших:
Ты бросишь камень — и остался он...
Отринуть шоры от зрачков ослабших
Любой из нас эпохой принужден.

Пускай осотом мир не зарастает.
Да не заглушит совести пырей!..
Лишь это освежиться мир заставит,
Вернет нас к сути подлинной своей.


ПОДСНЕЖНИК


У милого сегодня день рожденья...
О ты, который от меня далек!
Жизнь развела нас в разных направленьях,
На запад, предположим, и восток.

Не суждено нам пить из чаши общей,
Здесь за тебя я радуюсь — одна.
А на тебя пусть смотрит и не ропщет
Возлюбленная, если не жена...

К тебе цветы прелестные нагнутся,
Войдет веселье дружеской гульбы.
И только мне к тебе не дотянуться
Сквозь версты расстояний и судьбы.

Познала я и грусти и печали
На берегу, взметенном высоко.
Но мир чудесно свежий, как вначале,
Когда есть день рожденья твоего!
И талые потоки вереницей
В тот день летят, ликуя, напролом...
Вот и опять проснулась медуница
На косогоре солнечно-сухом.

Я помню, словно резвый олененок
Взбегала я на этот косогор
И, лежа на живых коврах зеленых,
В твои посланья устремляла взор.

Ты стал другим в потоке лет поспешных,
Другая я...
И лишь в одном права
Любовь, что постоянна, как подснежник:
Выходит из-под снега — и жива...

ЗЕЛЕНАЯ ЯШМА


О, маленькая яшма из семейства
Зеленых яшм Урала — на столе.
Сожми ее в руке, удостоверься
В ответно излучаемом тепле.

Держу ее подолгу на ладони,
Когда тоскую о родных местах.
И кажется, что взор мой жадный тонет
В семидесяти и семи цветах.

И целый пояс яшмовый Урала
Внушает через малый свой узор
Простую мысль, чтоб я не тосковала,
А возвращалась в край зеленых гор.

Да, лишь возьмешь в ладони камень милый —
И слезы навернутся на глаза.
Воистину волшебной полон силой
Кусочек яшмы, гор моих краса.

Весь в пене волн и в очертаньях елей,
В разводах мглы на пасмурных полях...
А может, впрямь, неведомый доселе
Таится некий магнетизм в камнях?

Иль только наш Урал сосредоточил
В морщинах — власть над душами людей?
Кто Богу поклоняется, кто прочим
Кумирам...
Я — поклонница камней.
И знаю, есть вдали, кто терпеливо
Меня все это время ожидал.
И как парчовый яшмы переливы —
Весенняя дорога на Урал!


* * *
Помни, жизнь короче трели соловья.
Хосров Дехлеви

Когда душа свой путь земной закончит
И оборвется дивный жизни ход,
Тулпар, неся свой черный колокольчик,
Пускай ко мне тихонько подойдет.

Когда я родилась, стонала вьюга
И от мороза трескалась земля.
И хочется мне отчего-то думать:
Уйду, застав зелеными поля.

Всю жизнь цветы в объятиях держала
И, уходя, хотела бы держать.
Пусть птицы распевают надо мною,
Когда меня сойдутся провожать.

Пускай меня проводят птичьи песни
В твои объятья, милый Селтербей.
Когда-нибудь березой белой стану
И людям шалью помашу своей.

Друзья мои, пудовою печалью
Не буду ваши души отягчать.
Запомните, я радугою стану,
Чтоб слезы с драгоценных глаз стирать.

Я не хочу оставить накипь горя,
Пусть светлая пребудет в душах грусть.
Запомните, я светом солнца стану,
Дойду сквозь тучи к вам и улыбнусь.

 


* * *
Кто посмеет сказать, что сгибалась
Под ударами резких ветров?
Не сгибалась.
Я с песней осталась,
Только жаль, что украли любовь.
Кто посмеет сказать: отступала
Пред невзгодой, ворота закрыв?..
Не отступница —
Не отступала.
Я всегда к своей цели шагала,
Я сквозь пламя пошла на прорыв...

Кто посмеет сказать, что завяли
И покрылися пылью цветы?
Не завяли:
Искристее стали,
Я дождем к ним сошла с высоты...

Кто посмеет сказать, что сгубили,
Унесли злые люди любовь?
Не сгубили,
В сиянье и силе
Достоянье мое, плоть и кровь!